Педагогические идеи е. Система воспитания Е.Н. Водовозовой

час на чтение

От составителей


Целью своей системы Елизавета Николаевна считала «гармоническое» развитие ребенка в единстве всех его сторон: физического, умственного, нравственного, эстетического. Поэтому, даже характеризуя отдельные компоненты своей системы, связанные с описанием условий, содержания и особенностей физического, умственного, нравственного или эстетического воспитания, она каждый раз повторяет мысль о равноценности всех направлений развития личности ребенка и необходимости их учитывать в организации педагогического взаимодействия.
В качестве факторов, влияющих на успешность достижения цели воспитания, Е.Н. Водовозова отмечает наследственность и привычки ребенка. При этом она опирается на самые современные в то время исследования в области генетики, физиологии, детской педиатрии, педагогики и психологии. Интересно, что эти рассуждения, связанные с признанием равноценности роли биологического и социальных факторов в развитии и воспитании ребенка, родились задолго до работ Л.С. Выготского и Л.И. Божович, которые сегодня считаются одними из основоположников биосоциального подхода.
Следуя данной логике, описание своей авторской системы Е.Н. Водовозова начинает с рассуждений о тесной взаимосвязи наследственных особенностей детей, в частности, их темперамента, с особенностями их физического развития. Опираясь на это, Елизавета Николаевна приводит простые и доступные для восприятия родителей и воспитателей примеры организованного влияния на физическое развитие и поведение детей через такие средства физического воспитания, как режим дня, физкультурные и физические упражнения, подвижные игры и упражнения на развитие мелкой моторики, ритмическая гимнастика. Особое внимание при этом она уделяет обсуждению проблем полового воспитания, волновавших общественность того времени. Мысли Е.Н. Водовозовой о совместном воспитании мальчиков и девочек и об учете гендерных отличий в воспитательно-образовательной работе с детьми актуальны до сих пор, однако поражают своей прямолинейностью и прогностичностью даже наших современников. В частности, Елизавета Николаевна говорит о том, что решать задачи полового воспитания можно только при условии учета психофизиологических особенностей детей разного возраста, их интересов и стадии личностного развития, на стыке физического и нравственного воспитания.
В этом отношении нравственное воспитание – это краеугольный камень всей авторской системы Е.Н. Водовозовой. Как ученица К.Д. Ушинского, она не могла обойти стороной задачи нравственного воспитания. «Цель разумного воспитания она видела в том, чтобы давать толчок, укреплять и развивать склонность к честным и полезным привычкам, облагораживающим душу и возвышающим ум, и ослаблять привычки противоположного характера. Под влиянием разумного воспитания дурные привычки мало-помалу слабеют, а иногда и совсем исчезают».
Чтобы воспитать «добропорядочные привычки» и приучить ребенка выполнять свои обязанности, родители и воспитатели должны установить в его жизни правильный режим, который прививает навыки послушания, обуздывает вспышки гнева, своенравие, капризы, дурные инстинкты. При этом очень важно воспитывать волю у ребенка. По Е.Н. Водовозовой, «воспитание воли заключается в формировании уверенности в своих силах и приучении ребенка управлять своими движениями, чувствами и мыслями, выражается в умении человека быть настойчивым в достижении своей цели».
Однако Водовозова останется неуслышанной своими современниками. Такими же нереализованными останутся мысли Елизаветы Николаевны о том, что воспитание самостоятельности должно быть неразделимо с нравственным преуспеванием ребенка. Средствами для этого являются игра, физический труд и посильная домашняя работа в помощь взрослым, наблюдения за окружающей природой и жизнью, поощрение успехов ребенка. И никогда в качестве такого средства Водовозова не рассматривала наказания – приведенные ею примеры показывают ее непримиримое отношение к телесным наказаниям, как унизительным для человеческого достоинства. Обращаясь к Руссо, к теории естественного наказания, она уточняет, что, по его мнению, никогда не следует наказывать детей ради наказания, но оно должно быть естественным следствием дурного поступка на практике. В связи с этим Елизавета Николаевна описывает примеры, которые могут служить образцом поведения родителей и воспитателей во время разрешения конфликтов и решения вопроса о наказании.
Следующий компонент авторской системы Е.Н. Водовозовой – эстетическое воспитание дошкольников. Изложенные здесь мысли Е.Н. Водовозовой интересны тем, что описывают формирование эстетических представлений и воспитание эстетических чувств как прижизненно формирующихся у ребенка под влиянием систематических наблюдений и опыта практической деятельности. При этом важное значение уделяется развитию, как выразился бы А.В. Запорожец, социальных эмоций, в частности, эстетических и интеллектуальных, и обогащению представлений об окружающем мире – как природном, так и рукотворном мире, созданном человеком. Особенное значение при этом отводилось пересечению линий эмоционального развития, нравственного и эстетического воспитания. Так, Елизавета Николаевна выпустила сборник из «Одноголосных детских песен и подвижных игр с русскими народными мелодиями», в котором описала значение пения и игр в воспитательной работе и методику их проведения, обосновала необходимость использования русских народных песен и игр в дошкольном возрасте.
Не менее важный компонент авторской системы Е.Н. Водовозовой – «воспитание ума». Рассуждения Е.Н. Водовозовой отличаются уровнем своего обобщения и аналитичностью: она сумела выделить из современной ей отечественной и зарубежной науки (не только педагогики и психологии, но и физиологии, медицины и др. наук) именно те аспекты, которые потом легли в основу теории умственного развития и воспитания ребенка. При этом интересно, что в качестве составляющих, определяющих не только уровень умственного развития детей, но и этапы его развития, Елизавета Николаевна назвала именно те, которые потом, в детской психологии, окажутся либо базовыми, либо развивающимися процессами, характеризующими специфику детского возраста: внимание, восприятие, память, мышление. Описывая их, Елизавета Николаевна делала акцент не на активности воспитателя, педагога, а на активности самого ребенка-воспитанника. Умственное развитие, писала Е.Н. Водовозова, должно касаться «пробуждения у ребенка самостоятельной мысли» и умения самостоятельно действовать в ситуации обучения. Это было новшеством для того времени.
Залогом откликаемости ребенка на педагогическое воздействие взрослого в системе Е.Н. Водовозовой стало развитие интересов ребенка и формирование личностного отношения к окружающему миру, к деятельности, в которую он вовлечен. Заставить «работать» дидактические и развивающие материалы, сделать их «живыми» для ребенка – это задача педагога. Для этого Елизавета Николаевна предлагала такие методы, как совместное наблюдение педагога и ребенка, рассказ, диалог и беседа, экспериментирование и опыты, в качестве приемов – моделирование ситуации, связанной с формированием мотивации и интереса детей к предстоящей деятельности, создание воспитательных и обучающих ситуаций, их речевое комментирование (в то время, в основном, комментировались не ситуации, а действия с предметами и игрушками, поэтому Водовозова очень тщательно описывала в своих трудах именно этот – новый для того времени – авторский прием, делая на нем акцент). Поэтому спецификой авторской системы Елизаветы Николаевны стало очень подробное, пошаговое описание вариантов развертывания таких воспитательных и обучающих ситуаций. Это с одной стороны.
С другой стороны – их направленность на интеграцию задач нравственного и умственного воспитания, их включенность в продуктивную деятельность детей. Как следствие, Водовозова, даже описывая чужие педагогические системы, например, Ф. Фребеля, показывает, как это можно сделать, организуя режим дня и занятий детей. В частности, она пишет, что каждую механическую работу нужно сопровождать объяснением или подходящим рассказом, «непременно заканчивая ее подвижною игрою» и т. д.
Большое внимание при этом Елизавета Николаевна уделяла смене видов восприятия детей – со слухового на зрительное, со зрительного – на тактильное, кинестетическое и затем – наоборот. Этого же принципа она придерживалась, требуя от воспитателей и родителей смены видов детской деятельности: наблюдения, слушания и рассказывания, рисования и лепки, труда и аппликации, экспериментирования и конструирования, ритмики, подвижной игры и даже «детской возни». Эта смена, считала Водовозова, дает возможность предупредить истощение ребенка, угасание его потребности в новых впечатлениях, учит произвольному переключению внимания и организации произвольного поведения, формированию самосознания.
Кроме разных видов деятельности и общения с воспитывающим и обучающим взрослым, авторскую систему Е.Н. Водовозовой характеризуют такие средства, как живая природа и экологическое пространство, которое создает педагог вместе с ребенком, комментирующая речь воспитателя, русский фольклор, подвижные и дидактические игры. Основными формами работы с детьми, которая позволяет полностью использовать и реализовать воспитывающие и обучающие потенциалы данных средств, Елизавета Николаевна считала индивидуальную и подгрупповую. Поэтому ее система признавалась образцовой для воспитания и обучения детей дошкольного и младшего школьного возраста.

Умственное и нравственное воспитание детей от первого проявления сознания до школьного возраста

О целях и задачах воспитания детей дошкольного возраста
Идеал воспитания – создать здорового человека с твердою волею, с сильным и великодушным характером, умственно и нравственно развитого. Для этого необходимо развивать здоровые способности, задерживать болезненные и вредные наследственные склонности, пробуждать живой интерес к окружающему, стремление к личному самоусовершенствованию, к постоянному расширению умственного кругозора и внедрить в душу воспитываемого неутомимую жажду деятельности на пользу ближнего…

Самое могущественное, самое неотразимое влияние воспитания сказывается в развитии и направлении наших привычек, влияющих на весь склад характера человека, на его деятельность, здоровье, нравственность, на состояние умственных способностей, наконец, даже на душевное настроение. Уменье ходить, мыть руки, говорить, читать, рассуждать, наблюдать – все это мы приобретаем путем привычки. Ко всему мы привыкаем с великим трудом, все в начале стоит нам громадных усилий воли и затем уже делается настолько обычным, что совершается нами бессознательно…
Таким образом, каждый акт, произведенный ребенком однажды, а тем более, много раз, стремится стать привычным. При воспитании нужно постоянно иметь в виду, что все органы без исключения, а также и головной мозг можно укрепить и развить упражнением. Оставаясь в бездействии, они лишаются способности реагировать, теряют жизненность и атрофируются. В подражательный период своей жизни ребенок не только старается все перенять у старших, но повторяет и передает их действия в точности. И это понятно: он еще неопытен, несообразителен, ум его не отличается достаточною гибкостью для того, чтобы, перенимая то или другое от старших, вносить в этот акт хоть небольшую дозу самостоятельности. На эту неустановившуюся, неустойчивую натуру особенно сильное влияние оказывают привычки, которые постоянно подчиняют себе ребенка и мало-помалу уравновешивают его противоречивые желания. Только постепенно прививаемые навыки заставляют ребенка все меньше балансировать между выбором того или другого действия, все более устанавливают и укрепляют его волю. Разнообразные привычки, приобретенные в детстве, сделавшись с годами второю натурою, двигают нами, как автоматами.
Человек в каждый период своей жизни, но преимущественно в детстве и юношеском возрасте, приобретает те или другие привычки, имеющие хорошее или дурное влияние на весь склад его характера. Трудно перечислить все, в чем сказывается привычка и насколько велико ее значение для жизни человека. Посредством привычек можно развить множество хороших качеств, как в нравственной, так и в интеллектуальной области, как в практической жизни, так и в области нравов. Немало высоконравственных качеств, замечательных человеческих достоинств начинается с привычки; направленные так или иначе, они могут усилить или смягчить нервность и чувствительность, укрепить или расслабить волю. Такую же роль, то есть ослабляющую или укрепляющую, играют привычки и… предрасположения человека к известным наследственным склонностям…
Многие привычки усваиваются почти незаметно. Мать находит необходимым приучить шестилетнего сына закрывать дверь комнаты, в которую он входит. Она заставляет его некоторое время делать это при себе. Через несколько недель мальчик так привыкает, входя в комнату, закрывать дверь, что, когда мать спрашивает его, исполнил ли он ее требование, он должен каждый раз проверить себя, так как он замыкает дверь уже чисто механически. Так же приучает себя каждый в определенное время умываться, причесываться, убирать свою комнату, одним словом, усваивает множество привычек, необходимых в обыденной жизни; точно так же можно приобрести множество привычек вредных для нравственности, здоровья и спокойствия окружающих.
Ребенок, приученный в 4–5 лет не иначе ложиться спать, как предварительно аккуратно сложив свою одежду на известное место, будет через несколько месяцев после приобретенного им навыка самостоятельно убирать перед сном свое платье; эта привычка с годами в такой степени укоренится в нем, что не исполнить ее велений будет для него весьма тяжело. Я знала детей, приученных в продолжение года каждый раз перед сном мыть руки, шею и чистить зубы. Когда в дороге обстоятельства не позволяли им этого делать, они долго не могли заснуть. Знакомый мне мальчик, необыкновенно склонный к жадности в еде, при перемене режима в среднем возрасте и при разумном надзоре, в конце концов, сделался умеренным в пище. Мало того: так как он попал в среду людей образованных, то в два, три года он сильно пристрастился к чтению…
Из сказанного ясно, что привычки бывают в области физической, моральной и интеллектуальной. Совершается ли в начале известное действие сознательно или бессознательно, по инстинктивному влечению или под влиянием постороннего лица, но раз одно и то же действие часто повторяется, в конце концов, оно совершается без участия сознания и воли, становится привычкой. Добрые и дурные навыки существуют в сфере чувств и в сфере нравов. Известные чувства и привычки воспитываются и культивируются различными национальностями, живут в нравах народа веками, становятся его могучею страстью и переходят с молоком матери от одного поколения к другому. <…>
Вся жизнь ребенка в первые годы состоит в простом собирании и восприятии действующих на него впечатлений внешнего мира. И позже, в более старшем возрасте, все знакомство с внешним миром, все наши представления обусловливаются восприятиями посредством органов внешних чувств – таких, как зрение, слух, обоняние, осязание и вкус, которые служат надежнейшими помощниками при физическом, умственном и нравственном воспитании. Без чувственных восприятий, а это бывает, когда органы внешних чувств дитяти плохо развиты, человек не только не будет в состоянии делать впоследствии самостоятельных выводов, но не может иметь надлежащего суждения о предмете. <…>
Если ребенок дошкольного возраста не уяснит себе никаких признаков окружающих предметов, он не может быть наблюдательным, природа с ее разнообразными явлениями будет чужда его сердцу, а вместе с этим ему будет недоступна огромная область знаний, чистых восторгов, живых и здоровых интересов, одним словом, в его духовном развитии будет множество недостатков.
Чем совершеннее развиты органы чувств ребенка, тем более представлений воспринимает его ум, а это только и дает возможность впоследствии приобрести наибольшее количество понятий, быть способным приходить к самостоятельным заключениям и выводам. Органы внешних чувств дитяти могут и должны совершенствоваться, что достигается путем упражнений. <…>
Любуясь цветком, морем, озером, радугою, пусть определит их цвет. Уже в три, четыре года ребенок должен знать цвет своего платья, чулок, ботинок, штанишек. Он должен интересоваться и цветом платья, одетого сегодня нянею, матерью и сестрами, скатерти, застланной на чайном столе, занавесок в комнате. Он должен знать цвет листьев и комнатных цветов, шерсть кошки, с которою играет, собаки, лошади и коровы, которые проходят мимо него. Пусть набранные в лесу листики и шишки деревьев, траву, камешки у ручья, раковины раскладывает он на столе под цвет, и таким образом он узнает не только цвета, но и их оттенки. В три, четыре года ребенок может нарезать из разноцветной бумаги квадратики, треугольники, кружки и наклеивать их в тетрадь. Для знакомства с цветами можно употреблять и берлинскую шерсть. Так же постепенно должно идти знакомство с формой: ребенок уже после пяти лет должен уметь указать куб, шар, цилиндр и другие простые геометрические тела; его еще до школы необходимо знакомить с величиной, внешним видом и плотностью предметов, которые его окружают; уже в это время он должен уметь отличать одушевленный предмет от неодушевленного (но, не определяя их, конечно, отвлеченными словами) должен уметь передать матери виденное им. В этом заключается цель наглядного обучения, которое, всесторонне знакомя ребенка с окружающими предметами, не только расширяет его умственный кругозор, но и заставляет его изучать все большее количество слов и оборотов, что обогащает его родную речь. Детей необходимо научить рассматривать предметы не только в целом, но и в отдельных частях; они должны научиться не только отличать один предмет от другого по его внешнему виду, но уметь находить красивое там, где оно есть, – для этого необходимо обращать внимание ребенка на красоту в природе и жизни. <…>
…Я перехожу к упражнениям органа слуха. В упражнениях такого рода первую роль играет развитие умения прислушиваться к шумам и звукам природы, к различным музыкальным инструментам, к песням, к звукам и голосам животных, а также к шумам и звукам, издаваемым различными предметами. Мать должна заставлять ребенка прислушиваться, когда гром гремит, ветер воет и свистит, корова мычит, собака лает, кошка мяукает, петух выкрикивает свое «ку-ку-реку», кукушка кукует, курица квохчет, лошадь ржет, муха жужжит, сверчок стрекочет. Пусть он прислушивается и к журчанию ручейка, и к завыванию бури и приучается отличать пение одной птички от другой, узнавать звук, издаваемый при ударе тем или другим металлом, камнем, стук подъезжающего экипажа.
Если воспитательница может играть на каком-нибудь музыкальном инструменте и обладает хотя небольшим голосом и музыкальным слухом, пусть напевает и наигрывает своему ребенку несложные арии и песенки. Несомненно, ребенок долго не будет понимать ни слов песни, ни звуков мелодии, но, постоянно прислушиваясь к гармоническим звукам музыкального инструмента и человеческого голоса, он, по привычке к мелодичным звукам и из подражательности, этой поразительной черты детской природы, сам начинает подтягивать своим детским голосом песенку или мелодию, что в высшей степени развивает слух ребенка, а вместе с тем и его эстетическое чувство и пробуждает в нем любовь к музыке. Для развития слуха полезно также приучать ребенка слушать пение, игру на музыкальном инструменте, разговор, чтение (разумеется, когда это делается уже доступным его возрасту) и при том постепенно все на более далеком от него расстоянии: таким образом, слух будет напрягаться, а вместе с тем и упражняться.
Во время серьезных детских заболеваний, особенно в случаях сыпных болезней, а также тифа, дифтерита и ангины, горло часто бывает поражено, а так как оно находится в тесной связи со слуховыми органами, то в этих случаях мать должна наблюдать, не пострадал ли слух ребенка. Следует обращать внимание и на частые насморки, – они очень вредно отзываются на слухе, так как слуховые органы находятся в тесной связи не только с горлом, но и с носовою полостью.
Упражнение слуха имеет громадное значение и потому, что оно в то же время служит упражнением внимания, которое играет такую важную роль в развитии ребенка. 3амечено, что невнимательные, поверхностные и чересчур рассеянные дети нередко в то же время и слышат плохо. Уже в самом раннем детстве надо обращать внимание на то, чтобы дети не коверкали слов – воспитатель должен ясно и отчетливо повторять названия предметов, произнесенные ребенком неправильно. Но при этом он всегда должен иметь в виду, что ребенок не может сразу повторять за ним вполне правильно, что заставлять ребенка долго слушать и прислушиваться следует весьма осторожно, чтобы не переутомлять внимание и слух маленького существа. <…>
В области осязания известные навыки имеют огромное значение…
Задача воспитателя в области осязания направить и обставить жизнь ребенка и его физические упражнения таким образом, чтобы сделать его организм выносливым к разнообразным переменам температуры, к жаре и холоду, чтобы ребенок мог поменьше испытывать последствий простуды, получил бы в конце концов возможность гулять во всякую погоду, мог бы жить в разных климатах. <…>
Ребенку следует давать ощупывать каждую игрушку, каждый предмет, который он видит и берет в руки; затем пусть он, не глядя на предмет, лишь по осязанию, определяет его форму, величину, твердость, эластичность, степень гладкости и шероховатости. Так же, не глядя, пусть называет он вам, что вы дали ему в руки: металл, дерево, камень, резину, кость, стекло, рог, шерстяной, бархатный, бумажный или льняной обрезок материи, предмет влажный, сухой или мокрый, лакированный или шершавый. Пусть ребенок дает также, но, конечно, самое элементарное определение степени плотности предмета, холода и тепла. От времени до времени вводите его в темную комнату; пусть, сначала с вашей помощью, а затем и самостоятельно, но с известными предосторожностями дотрагивается до столов, стульев, посуды и всех находящихся в комнате предметов; при этом он должен называть, что попало ему под руки, почему он так думает, что это то, а не другое.
Но такие беседы отнюдь не должны носить характера формальных упражнений, особенно для детей до 7–8-летнего возраста. Пусть дитя, от времени до времени, закрывши глазки или повязав их легким платком, отгадает, что вы дали ему в руки. Это отгадывание предметов с зажмуренными или повязанными платком глазами так нравится детям, что они сами беспрестанно прибегают к этой игре. А какой обильный запас для шуток и смеха представит темная комната! Между тем такие упражнения не только изощряют осязание, но знакомят ребенка с характерными признаками каждого предмета, волей-неволею заставляют составить о нем более ясное и определенное представление, вырабатывая точность определения окружающих предметов, что весьма важно для развития дара слова и выработки элементарных понятий. Вместе с этим исчезает и вредная боязнь темноты.
Велико значение привычки при развитии вкуса и обоняния, этих низших органов в области наших чувств…
Таким образом, фактами, вполне подтверждаемыми наукою, доказано, что органы внешних чувств имеют громадное, неотразимое влияние на физическое, нравственное и умственное воспитание детей. Из этого естественно вытекает, что правильное их развитие – одна из важнейших задач воспитания. Развитие же их мы считаем правильным лишь тогда, когда обращено одинаковое внимание как на их физическое, так и на интеллектуальное воспитание…

<…> Высшая цель воспитания, по определению древних, – «mens sana in corpora sano» (в здоровом теле – здоровая душа). «Хорошо воспитывать, – говорит Руссо в “Эмиле”, – значит приучать пользоваться всеми частями нашего существа». «Воспитание маленьких детей, – поясняет Песталоцци, – есть не что иное, как устремление внимания на разнообразные предметы, окружающие ребенка; в то же время это есть правильное упражнение чувств, нежных стремлений сердца, языка, памяти, способности мышления и телесных способностей детей». Спенсер в своей книге о воспитании говорит по этому поводу следующее: «Как обращаться с телом, как обращаться с умом, как вести дела, как вести семью, как действовать в роли гражданина, как воспользоваться всеми источниками счастья, которыми снабжает нас природа, как употребить все наши способности с наибольшею выгодою для нас и для других, как жить наиболее полно – вот великая задача, к разрешению которой должно приготовить нас воспитание». Ко всему сказанному современные педагоги прибавляют еще требование, чтобы вся сумма воспитательных влияний и воздействий приводила бы человека к выработке в себе стремления содействовать физическому, умственному и нравственному усовершенствованию природы в своем потомстве, то есть к процветанию человеческого рода. Таким образом воспитание должно преследовать двоякую цель:
1) гармоничное развитие всех способностей, свойственных человеку и полезных не только для него лично, а также для потомства и общества;
2) воспитание должно развивать те наследственные склонности, которые ведут человека к физическому благополучию, к нравственному усовершенствованию и умственному обновлению, и подавлять те из них, которые вредят этой цели.
«Воспитание, – как совершенно справедливо говорил Смайльс, – должно развивать всего человека, не давая преобладания и не подавляя какой-нибудь стороны его существа. Если вы станете развивать только физическую сторону человека, то получите атлета или дикаря; если обратите внимание исключительно на нравственную силу, воспитаете идеалиста, а если усилите развитие одних умственных способностей, в результате окажется больной, чудак или сумасшедший».
Разумное воспитание настолько укрепит и закалит здоровье ребенка, чтобы он мог впоследствии без ущерба для физических сил, без ущерба для отчаяния и душевной горечи переносить материальные лишения, физическую боль, приспособить свой организм к переменам климата и температуры, закалить нервную систему…

Наследственность и физическое воспитание

На склад характера человека могущественное влияние оказывают: исторические условия, наследственность и воспитание… Что же такое наследственность?
Наследственностью называют свойства организма передавать свою природу потомству, склонность повторяться в своих детях, внуках, правнуках, одним словом, в своих потомках. Как физиология, так и психология и патология, рядом неопровержимых факторов доказывают нам, что детям путем наследственности могут передаваться физические, нравственные и умственные особенности и свойства, внутреннее и внешнее строение организма, красота и уродство, здоровье и болезни, расстройство как всего организма, так и известных органов… Некоторые дети оказываются более похожими на своего отца, другие более на свою мать, третьи, наконец, на смесь обоих. Но нередко случается и так: в раннем детстве дети поразительно похожи на отца, а с летами гораздо более напоминают мать, или наоборот. Самые разнообразные особенности ребенок может унаследовать не только от своих родителей, но и от более или менее отдаленных предков. <…>
…Нужно помнить, что далеко не всегда путем наследственности передаются потомкам все типичные свойства их родителей; очень часто они вовсе не передаются даже и в том случае, если эти особенности встречаются у обоих родителей.
Не следует упускать из виду и того обстоятельства, что мать и отец одарены различными физическими и нравственными достоинствами и недостатками, и потому в результате наследственной передачи очень часто получается нечто среднее между обоими родителями, а нередко и совершенно особое, оригинальное. К сожалению, те, которые отрицают значения воспитания, забывают самое главное, а именно, что человек при своем рождении нередко не представляет из себя чего-нибудь законченного, следовательно, даже и в том случае, когда по наследству ему передаются те или другие склонности, они переходят к нему в зачаточном состоянии и достигают полного своего развития, в большинстве случаев, лишь при благоприятных для того условиях.
Таким образом новорожденный может унаследовать не вполне развитые особенности, а очень часто ему передается лишь предрасположение к ним. При этом некоторые зародыши достигают своего расцвета, другие развиваются весьма слабо, иные лишь сохраняют способность к развитию и проявляют жизнь при особенно благоприятных условиях, многие постепенно глохнут, а некоторые и совершенно погибают. Сила роста и развитие такого зародыша чрезвычайно сильно зависит от воспитания и среды, в которой живет и воспитывается ребенок. Мало того: не всякое наследственное предрасположение достигает развития у прямого наследника; оно может остаться у него скрытым, передается дальнейшим потомкам и вполне развивается лишь у внука или правнука. <…>
Хотя основные законы наследственности непреложны и вполне доказаны, но воспитание имеет могущественнейшее влияние на ослабление, а нередко и на совершенное искоренение порочных наследственных склонностей в ребенке и на развитие в нем наилучших качеств ума и сердца. И действительно, то одному, то другому ученому удается привести несколько убедительных примеров, как путем правильного воспитания удалось победить или ослабить силу наследственной склонности к какому-нибудь отвратительному пороку. <…>
Итак, ребенок, в силу наследственности, рождается с задатками тех или других склонностей, как хороших, так и дурных, физических, умственных и нравственных, но они могут и развиться, и остаться в зачаточном состоянии, смотря по тому, каким влияниям будет подвергаться ребенок, в какой среде он будет жить, какое умственное развитие он получит, какие примеры он будет видеть перед собой, как и к чему он будет возбуждаться, направлена ли будет его наблюдательность на интересы общечеловеческие или на мелкоэгоистические. Если человек не унаследовал склонности к состраданию, к альтруистическим и гуманным чувствам, их следует развивать путем воспитания, и такие склонности в человеке особенно необходимы в наш век, когда общество все более выдвигает из своей среды дельцов и узких эгоистов, стремящихся к наживе, не разбирая средств.
Ребенок раздражительный, рожденный от нервных родителей, путем правильного воспитания может выработаться в человека с более или менее уравновешенною нервною системою, если только в течение достаточного времени его будут оберегать от раздражения, подавлять аффекты. Если же допустить их беспрепятственное проявление в ребенке, они могут принести страшное зло и проявляющему их, и окружающим, а потому воспитатель должен противодействовать им всеми силами. Для более прочного искоренения или направления их в другую сторону в ребенке с ранних лет следует воспитывать симпатию и привязанность к людям, а также чувство жалости – и только таким путем можно сузить сферу злых страстей.
Как действовать на практике, чтобы постепенно сузить сферу злых страстей – категорично ответить очень трудно; скажем только, что действительность предоставляет возможность для этого на каждом шагу. <…>
Не менее важное значение в воспитании имеют упражнения. Как органы внешних чувств, эти важнейшие проводники умственного и нравственного развития человека, так и все его физические силы и способности совершенствуются только упражнением. Организация человека, как духовная, так и физическая, его органы и способности слабеют, разрушаются и атрофируются при покое, при недостатке упражнений, – это такой же неопровержимый закон, как и закон наследственности…

…Одностороннее развитие рано или поздно дает себя чувствовать. Воспитание можно назвать разумным только тогда, когда оно направлено сообразно с природою человека, то есть когда физическая, моральная и интеллектуальная сила ребенка развивается равномерно…
<…> Итак, при физическом уходе за ребенком не только следует заботиться о проветривании комнаты и о подходящей пище, но и о его движениях. Физические упражнения имеют особое значение в наш нервный век уже потому, что они приводят в равновесие все отправления организма, что так важно для успехов умственного развития, и при этом представляют прекрасный отдых после умственного труда. Самым лучшим физическим упражнением служат работы в огороде и в саду, к которым необходимо приучать детей после 4–летнего возраста, о чем впрочем, будет сказано ниже. В высшей степени полезным упражнением и отдыхом после умственного труда служит плавание, к которому детей следует приучать после 5–6 лет. Они должны привыкать любить воду, чувствовать потребность в купании и плавании, что служит в то же время развлечением и оказывает благодетельное влияние на пищеварение, питание, дыхание и кровообращение, способствует развитию ловкости, смелости и самообладания…
Самым лучшим отдыхом, восстанавливающим силы, служит сон, и родители должны неустанно следит за тем, чтобы ребенок всегда спал спокойно и безмятежно. Ничто не разрушает так здоровья, ничего не расшатывает так нервов, как бессонница. Продолжительность сна в сильной степени зависит от возраста и от индивидуальной потребности каждого. Тем не менее не следует злоупотреблять наклонностью ко сну: иные, без всякой нужды для организма, могут сделать привычку спать слишком долго, а чрезмерный сон служит источником многих болезней и не обновление приносит организму, а утомляет его; другие делают привычку спать слишком недостаточно для отдохновения организма. Грудному ребенку необходимо спать не менее 20 часов; в возрасте от 2 до 4 лет – по крайней мере, 14–15 часов; от 6 до 9-ти лет не менее 11–12 часов; юноша до 18-летнего возраста должен спать по крайней мере 9 часов, взрослый около 7–8 часов. Нужно иметь в виду, что детям болезненным, малокровным или только что страдавшим какою-нибудь продолжительною болезнью требуется больше сна для возобновления сил.
Сон у детей дошкольного возраста обязательно должен совершаться в определенное время. Самое ничтожное возбуждение перед сном, шумная и чересчур оживленная игра, песня, производящая тяжелое впечатление, а тем более страшные рассказы и сказки, волнующие и запугивающие воображение, и душевные потрясения в роде угроз, наказаний, испуга, страха – мешают безмятежному сну ребенка и чрезвычайно вредно отзываются на его нервной системе. Ребенок, по крайней мере за полчаса до сна, не должен предаваться особенно шумным играм; самое лучшее – приучать его в это время заниматься какою-нибудь механической работой (мы имеем при этом в виду детей от 3 до 8 лет), не требующей умственного напряжения или сильного физического движения, например, наклеиванием в тетрадку картинок, разноцветных бумажек, листиков, нанизыванием на нитку или длинную спичку крупных разноцветных бус, сгибанием и складыванием из бумаги различных фигурок и т. п. <…>
Для предохранения от нервных заболеваний одним из наиболее действительных средств служит ежедневное обтирание всего тела холодной водой, но этим средством нужно пользоваться весьма осторожно и применять его к детям не ранее 4–5 лет. Чтобы довести ребенка до возможности переносить обтирание холодной водой без простуды, а, напротив, с огромною пользою, следует начать обтирание летом, когда наступает жаркая погода. На первых порах ребенка следует обтирать тепловатой водой и лишь весьма постепенно довести ее до температуры комнатной воды. Для обтирания необходимо запастись мохнатою простынею и таким же полотенцем. При этом самое обтирание производить следующим образом: утром, когда ребенок проснется и умоется, то прежде, чем одевать на него верхнее платье, прежде чем он что-нибудь поест, его следует обтереть. Для этого необходимо накинуть на голое тело ребенка мохнатую простыню и одним концом полотенца, намоченным в воде и крепко выжатым, вытереть ребенку грудь, горло, живот, спину и тотчас же, сухим концом полотенца вытирать тело насухо, приподнимая простыню только с той стороны тела, какую приходится вытирать. Когда после вытирания ребенок будет одет, он должен походить по комнате минут 15 и затем уже приступить к еде. Эти вытирания холодной водою в высшей степени благотворно действуют на организм ребенка, укрепляют нервы, придают бодрость, энергию и силы, избавляют от простуды вообще, и в особенности горла (некоторые формы болезни которого так опасны для детского возраста), содействуют предохранению от преждевременного развития чувственности и онанизма. <…>

Мышечными движениями Фребель начинает упражнять с 3–4 месяцев. Он заставляет класть ребенка на подушку, брать его за руки и несколько приподнимать верхнюю часть туловища, потом делать то же самое с ножками – это игра для укрепления спинного хребта. Затем он советует в такт, как будто бы под удары мельницы, слегка колотить ножками и ручками ребенка; это тоже служит к развитию некоторых ручных и ножных мышц. Все такие упражнения Фребель сопровождает песнями, воспевая при этом разные предметы: то добрую маменьку, то мельницу, которая выбивает масло. Хотя ребенок не может еще понимать слов этих сентиментальных песен, но, конечно, всегда лучше напевать ему слова и мелодии более подходящие, которые могли бы служить основою для развития русской речи: тем не менее все эти фребелевские мышечные движения действительно очень полезны для физического развития дитяти. …Еще более глубокое значение имеют у Фребеля те мышечные игры, которыми он упражняет детей, когда они уже начинают сидеть. У него для этого не только особенные игры для рук и ног, но и отдельные упражнения на все чувства. <…>
Для упражнения ручных мышц у нас есть известная игра «в ладошки». Мать хлопает ручками ребенка и поет:


Ладушки, ладушки!
Где были? – У бабушки.
Что ели? – Кашку.
Что пили? – Бражку.
Кашку поели,
Бражку попили,
Сами улетели
И на головку сели.
При этом мать поднимает обе ручки малютки кверху и кладет их ему на голову.
Далее у Фребеля есть такая игра. Мать проводит пальцем по ручке дитяти линию и поет: «Положу вдоль палочку, потом другую накрест, просверлю дырочку и воткну иголочку». Этим она изображает работника.
Такую игру можно заменить нашею народной игрою «Кашка»: она гораздо проще и ближе к понятиям ребенка, так как представляет приготовление знакомого ему кушанья и дает случай к упражнению пальцев.
При этом берут у дитяти ручку, водят по ладони пальцем – сорока кашу варит; сварила, подает детям – каждому особенно, перебирают все пальцы, поднимают вверх руки.
Птичье гнездо. Тут складывают ручку дитяти в кулачок; большой палец, скрытый в кулачок, означает яичко; ребенка учат вдруг вынимать палец из кулачка и показывают рукою, как летит птичка, значит, из яичка вышел птенчик и вылетает из гнезда. <…>
Игра в свет. Когда солнце ярко играет в комнате, наводят зеркало, заставляя свет играть на потолке, на полу, на стенах.
…По-русски можно, например, придумать такой припев:

Скок да скок,
Белый голубок
Вот на стенке пляшет,
Крылышками машет.
Гуль, гуль – постой,
Гуленька ты мой!
Нет! Порхает, вьется,
В руки не дается.
Скок да скок,
С полу в потолок.
Для разных игр с пальцами и руками можно воспользоваться многими народными припевами, например: «Я коза рогатая, я коза богатая». Или кладут руку на руку и говорят: «Гуси летели, лебеди летели»… При этом ребенок должен подымать голову и ручки вверх и разводить ими.
Игра в тень. Рукою делают зайчика, чтобы вышла тень его на стене. При этом можно спеть такую песенку:

Серый зайка ушками прядет,
Серый зайка листики жует.
Вот, гляди-ка: ушки навострил,
Вот прыгнул – и след его простыл!
Между народными припевами и прибаутками, кроме указанных, есть много и других, к которым сам народ подобрал разные укрепляющие движения. Вспомним лучшие из них: когда проснувшееся дитя потягивается, его легонько гладят по животу и членам (это очень нравится малюткам и в то же время весьма полезно: возбуждает деятельность крови, следовательно помогает пищеварению), приговаривая:

Потягунушки,
Порастанушки,
А в ножки ходунушки,
А в роток говорок,
А в головку разумок.
Выкупавши дитя, его обдают водою, приговаривая:

Вода текучая,
Дитя растучее,
С гуся вода,
С тебя худоба.
Вода книзу,
А дитя кверху.
Когда дитя начинает уже становиться на ножки, мать, поддерживая его, припевает:

Дыбок, дыбок,
Завтра годок!
Дыбок, дыбок,
Целый годок!
Все эти мышечные игры, сопровождаемые песенками, веселыми прибаутками и забавами с малюткою, не только укрепляют его мускулы, но оживляют его, кладут основу бодрому расположению духа. Ребенок, которого занимают таким образом, еще не умея произнести ни слова, уже со смехом и блестящими от удовольствия глазками хватает и свои, и ваши руки, перебирая пальцы, хлопает в ладоши, показывает на стену ручкой, чтобы вы ему навели зеркало. <…>
Первое условие для того, чтобы подвижные игры приносили детям удовольствие и пользу, состоит в том, чтобы они устраивались без всякого принуждения; тогда они могут развивать ловкость и соображение, терпенье и другие хорошие качества, но прежде всего они должны быть направлены к тому, чтобы дать полнейший отдых голове и, приятно возбуждая физические силы ребенка, укреплять его мускулы…
Подвижные игры должны сопровождаться какими-нибудь телодвижениями. Так как они обыкновенно следуют за занятиями, требующими некоторой усидчивости, то целью игры должно быть развитие мускул дитяти, а средство к достижению этого – движение. Подвижная игра должна научить сообразительности и находчивости. Главное условие этих игр – развить фантазию ребенка настолько, чтобы потом он сам, без помощи воспитателя, мог изобретать подобные игры. Дети должны принимать в них участие лишь в том случае, когда они этого сами желают. Малейшее утомление со стороны ребенка или даже простое его заявление, что он не хочет играть, служит уже достаточным поводом, чтобы он вышел из кружка играющих; он снова станет в ряды их при своем желании. Однако не нужно думать, что детям следует указывать только игры, сопровождаемые песнями. Чем больше воспитатель покажет им различных игр, тем скорее и в этом отношении станут они самостоятельными.

…В последнее время у нас много говорят и пишут о ритмической гимнастике профессора музыки Жака-Далькроза. В Геллерау, близ Дрездена, существует даже особый институт Далькроза, в котором применяется его метод и ежегодно устраивается праздник ритмических игр. Некоторые сценические деятели доказывают, что ритмическая гимнастика должна иметь огромное влияние на деятельность музыкантов и артистов, а потому ее следует вводить при обучении и тех и других. Но если бы дело шло только о них, я не сочла бы своим долгом знакомить читателей с ней в этой книге, специально предназначенной для воспитания детей дошкольного возраста. Но последователи ритмической гимнастики утверждают, что она производит совершенную реформу в воспитании, реформу колоссального значения, нечто великое для будущих поколений, что она обновит человечество физически и нравственно. Не стану останавливаться на шумихе этих раздутых до комизма похвал, до невероятности преувеличенных ожиданий от результатов применения метода Далькроза, но постараюсь дать о нем понятие.
Жак-Далькроз (швейцарец) нашел, что обыкновенные гимнастические движения быстро утомляют организм, но если их исполнять под аккомпанемент музыки, они поддерживают душевную бодрость, изощряют ритмическое чувство и слух, всесторонне развивают физические и нормальные силы организма. Тесная связь гимнастических движений с музыкой, имеющей наиболее сильное влияние на душу, вырабатывает в человеке, по мнению Далькроза, стройность и ловкость движений, грацию, развивает эстетические и этические чувства, усовершенствует способности к танцам и к сценическому искусству. Однако цель его метода далека от того, чтобы подготавливать танцоров и актеров: главное значение его заключается, по его словам, в воспитании путем ритма для ритма. Пламенные поклонники ритмической гимнастики говорят о ней следующее: «Придумав простые движения головы, рук, ног, шагание, наклонение головы, корпуса тела и т. п. и, заставляя ученика исполнять эти движения под музыку, Жак-Далькроз достигает удивительных результатов в области самообладания, как следствия сосредоточенности ума и напряжения воли. Ввиду того, что все движения естественным образом точно совпадают с размерами нот и тактов, они постепенно усваиваются автоматически, благодаря чему вырабатывается смелая уверенность чувства ритма. Тело и дух вступают при этом в самое тесное взаимоотношение: стремясь передать музыкальный ритм, воплотить звуки в движения, ученик упражняет волю (заставляя тело выполнять данное движение), ритмическое чувство (в точности повторяя движениями услышанный ими музыкальный ритм), свое тело (производя известные движения, вследствие чего привыкает управлять свободно своими членами), наконец, упражняет и внимание. <…>
Я нахожу, что введение ритмической гимнастики в детские сады не бесполезно: она внесет разнообразие в жизнь и занятия детей дошкольного возраста, будет способствовать развитию слуха, усовершенствованию разнообразных движений, делая их более легкими и непринужденными. Но такая польза для детей от ритмической гимнастики получится лишь там, где она не будет вытеснять из детских садов подвижных игр с аккомпанементом песен, которые несравненно более, чем она, оживляют детей и любимы ими, так как вносят гораздо больше шумной радости и веселья в их жизнь, конечно, если только подвижная игра для них интересна. Другим важным условием является то, чтобы занятие ритмической гимнастикой продолжалось в детском саду никак не более 20 минут и, в крайнем случае, до получаса, так как однообразные и монотонные звуки ее аккомпанемента должны быстро утомлять маленьких детей.

Совместное воспитание лишает мальчиков грубости и резвости, а девочки приобретают более смелости и отваги, а также и более быстрое соображение. Профессор Форель доказывает, что совместное воспитание полезно и в половом, и в этическом отношениях: «Привычка вступать в ежедневное соприкосновение, сидеть рядом и прочее притупляет половое возбуждение, запретный плод теряет свою прелесть, если он уже не кажется запретным и часто может быть рассматриваемым вблизи» («Половой вопрос»). Изолирование полов друг от друга вредно отзывалось на развитии молодого поколения: оно вырождалось в неестественную идеализацию одного пола другим, в ложное представление одних о других, или пробуждало взаимную затаенную вражду и презрение одного пола к другому.
Но ни в чем так ярко не выразилось новое направление в воспитании, как в настоятельном требовании современных педагогов знакомить не только юношество обоего пола, но и маленьких детей со значением функций половой сферы в жизни людей. Правда, они требуют знакомства с процессом оплодотворения, как у растений, так и у животных, но прежде всего для того, чтобы молодое поколение с помощью этих знаний могло нагляднее выяснить себе значение половых процессов в жизни человека, чтобы таким образом получить более отчетливое представление об его происхождении. К тому же воспитателям предписывается необходимость объяснять молодому поколению, что половой инстинкт и половая жизнь не преступление, не позор, а естественная потребность как человека, так и каждого живого существа, что она дарована нам матерью-природой для размножения потомства. Такое требование предъявляется потому, что успехи культуры не уменьшают, а все более усиливают распространение страданий человечества от половых болезней, которые, по мнению педагогов, являются результатом невежества относительно сексуальной (половой) жизни. Сексуальное обучение, сексуальная педагогика необходимы, по их мнению, потому, что половой инстинкт представляет собой могучее физиологическое явление, испытываемое уже с юношеского возраста, и вопросы, касающиеся его, следует объяснять гораздо раньше, чем это чувство овладеет юношею, следовательно, уже с детства.
Тревога по поводу сексуального невежества юношества прежде всего поднята была в Германии, и немецкое общество так этим встревожилось, что настоятельно требовало выделить в особый предмет все вопросы половой жизни и преподавать его в учебных заведениях. Приверженцы введения этого нового предмета говорили, что тогда появится и новая отрасль медицинской науки о сексуальном воспитании, которая, как и другие отрасли медицины, покажет на основании неоспоримых данных не только свое право на существование, но и свою крайнюю необходимость для правильного развития молодого поколения и для всей жизни человека.
Новое движение в воспитании перешло и к нам. О вреде преждевременной половой жизни, о половых ненормальностях среди детей и юношества у нас писали уже давно, но раньше едва ли у многих являлась мысль, что половые вопросы необходимо вводить в круг свободного обсуждения с маленькими детьми, едва ли многие родители думали о том, что необходимо во что бы то ни стало сорвать покров с тайны рождения. …Много книг и брошюр переводят по этому вопросу, не разбирая даже того, что громадное большинство их не достигает своей цели, т. е. не дает ни малейшего понятия ни о половой жизни, ни о том, как следует объяснять маленьким детям закон происхождения человека.
Русские книги, написанные на эту тему, в громадном большинстве случаев представляют простую компиляцию по немецким сочинениям, и к тому же авторы их в свою очередь сильно заимствуют друг у друга мысли, взгляды, часто даже приводят одни и те же примеры из жизни. Как велико количество книг, брошюр и журнальных статей по половому вопросу, вышедших в последнее десятилетие, переводных и русских, видно из огромного списка, приложенного к книге «У источника жизни». <…>
Из этого видно, до какого комизма был раздут и утрирован этот вопрос, до каких нелепостей договорились педагоги по этому поводу, забывая о такой элементарной истине, что сколько бы вы ни объясняли детям закон деторождения, если бы даже они и поняли его (что весьма и весьма сомнительно, особенно если им будут объяснять его так, как указывают книги немецкие и русские, написанные по этому поводу), все эти объяснения все же останутся для ребенка пустым звуком. <…>
Но очень возможно, что в самое последнее время дети чаще, чем прежде обращаются к старшим с этим вопросом: неурядица в семейной и общественной жизни и порнографическая литература, которая сильно способствовала деморализации молодого поколения, теперь чаще, чем прежде наталкивают детей на вопросы, неподходящие для их возраста. Но там, где их воспитывают более или менее тщательно, их любознательность далеко не исчерпывается половыми интересами. Утверждение современных педагогов, что детей бесконечно терзает вопрос об их происхождении – просто абсурд, и можно удивляться только, до чего у нас в моменты увлечения все утрируют. <…> Между тем, разоблачая тайну рождения, умалчивать о психической стороне этого вопроса – значит дать ложное представление о половой жизни…

Нравственное воспитание

…Прежде всего, необходимо с первых лет сознательной жизни ребенка воспитывать его волю и характер. Воля – самый могущественный рычаг нравственного и умственного самоусовершенствования. Человек может быть лишь настолько нравственным, деятельным, трудолюбивым, а следовательно и умственноразвитым, насколько развита его воля. Чем менее человек подчиняется своим болезненным склонностям и страстям, тем сильнее его воля, а вместе с этим тем определеннее характер его действий. Если воля недостаточно упражнена с раннего возраста, если ребенку дают возможность руководствоваться лишь своими личными желаниями, если в нем не развили ни трудолюбия, ни послушания – с ним будет одно из двух: или у него совсем не будет выработана воля, или из него выйдет самодур, который будет обнаруживать смелость лишь в поступках, несообразных ни с честью, ни с совестью…

…В нравственном отношении воспитание должно научить мужественно выносить невзгоды и житейские неудачи, научить терпению и усидчивости в труде, пробудить общественные инстинкты, привить и усовершенствовать честные привычки и дать им разумное направление, развить альтруистические склонности, укрепить волю и совесть, чувство чести, благородной гордости и независимости. <…>
Как следует вести, как направить ребенка так, чтобы он в будущем стремился к достижению высшего идеала или, по крайней мере, наименее уклоняться от него? Для этого, прежде всего, необходимо с самых первых лет жизни ребенка требовать от него выполнения его обязанностей. Каждый период жизни человека – детство, отрочество и юность – налагают соответственные обязанности. Задача моего труда заставляет меня говорить об обязанностях детей лишь дошкольного возраста, которые, сравнительно с обязанностями последующих годов жизни, менее сложны. Чтобы заставить ребенка выполнять свои обязанности, воспитатели должны установить в его жизни правильный режим, который, прежде всего, вырабатывает в детях добропорядочные привычки, обуздывает вспышки гнева, своенравие, капризы, дурные инстинкты, прививает навыки послушания – все это вместе постепенно приучает ребенка к аккуратному выполнению своих обязанностей. Правильный режим в первый год жизни ребенка состоит в том, что он должен спать, получать пищу и купаться в определенное время. <…>
Волю ребенка следует направлять так, чтобы он своим желаниям удовлетворял лишь тогда, когда это не приносит вреда его ближним, чтобы он умел поступиться удовольствиями, когда это необходимо. Таким образом, воспитывая волю, развивать в то же время самообладание – качество весьма ценное и существенное в жизни, а также дисциплину и строгий контроль над своими действиями, от отсутствия чего мы, русские люди, так страдаем. Только укрепив волю ребенка, которая же в самом раннем детстве обуздывает эгоистические склонности и подавляет животные инстинкты, можно воспитать человека, который будет действовать не по велениям своих прихотей, а во имя высших, нравственных идей и побуждений. Только такой человек добивается истинной самостоятельности, а не призрачной, какую очень часто получают у нас молодые люди, когда родители предоставляют им свободу делать, что угодно. <…>
…Губительнее еще отражается на детях излишняя снисходительность родителей, дающая полный простор развитию упрямства, прихотей и ничем не сдерживаемых капризов. Из таких детей обычно выходят люди, неспособные ни к самообладанию, ни к упорной борьбе с невзгодами жизни: они или гибнут при первом же столкновении с суровой действительностью или превращаются в бездушных эгоистов.
В чем же заключается воспитание воли? Воспитание воли заключается в приучении ребенка управлять своими движениями, чувствами и мыслями. <…>
…Упражнение воли должно начинаться очень рано, с первым пробуждением сознания, но оно никогда не должно быть искусственною гимнастикою. <…>
Одно из наиболее действительных средств укрепить волю и дать ей надлежащее направление – развивать веру в свои силы. Эта вера в свои силы совершенно противоположна самодовольству, самоуверенности, самонадеянности – качествам, в высшей степени антипатичным и антисоциальным, вредящим прогрессивному движению человека вперед.
Самоуверенный и самодовольный считает себя выше других, преувеличивает размеры своих дарований, находит прекрасным все, что он делает. Самоублажая себя, человек при подобных качествах засушивает сердце и в зародыше уничтожает в себе всякое побуждение к самоусовершенствованию. Совершенно иное миросозерцание и поведение вырабатывает тот, у кого развита вера в свои силы: неудача не приводит его в отчаяние, не надламывает его, а заставляет сближаться с людьми, просить их совета и не терять надежды на то, что он с помощью энергии и труда в конце концов добьется своего. И такой всегда добивается. Вот эту-то веру в свои силы воспитатели и должны развивать в своем питомце с раннего возраста.
Во всех отношениях чрезвычайно вредно давать чувствовать маленькому существу, что оно неспособно, бестолково, глупо или лениво. При неудаче, происшедшей от его нерадения, ребенку можно только дать почувствовать, что сегодня вышла с ним незадача совершенно случайно, сказать ему, что это случается с каждым, а что завтра, когда он хорошо выспится, будет менее утомлен – он наверно все поймет и прекрасно окончит начатое. Такое снисходительное отношение к ребенку не только действует ободряющим образом, но более, чем порицания, вызовет в нем стыд за свой поступок. К тому же это вполне согласуется с истиною: лень, рассеянность и другие недостатки, если только они не являются результатом плохого воспитания, зависят обыкновенно от усталости или от какого-нибудь болезненного состояния.
Строго руководствуясь правилом – не давать ребенку ничего непосильного, нужно воодушевлять его верою в собственные силы. Ребенок не может окончить начатого рисунка, не достроил из кирпичиков домика, не может заучить наизусть басни – укажите ему более легкий способ прийти к тому, к чему он стремится, объясните ему то, чего он не понимает, убедите его в том, что, поработав над этим еще немного, он наверно достигнет желаемого. Все эти объяснения предлагайте в веселой, живой форме, чтобы не только то, что вы ему говорите, но и самая ваша манера говорить интересовала, оживляла, убеждала его и толкала на деятельность. <…>
Воспитатель должен употреблять все усилия, чтобы внушить ребенку веру в свои силы, надежду на то, что он все поймет, все сделает, если только захочет, добросовестно отнесется к предпринятому труду и усидчиво поработает над ним. Эта вера в свои силы делает человека настойчивым в достижении своей цели, одушевляет энергию к труду и укрепляет его волю. <…>
Воля служит основною чертою характера (один из психологических терминов, который каждый употребляет по-своему). В обыденной жизни под словом характер подразумевают как волю, так и внутренние чувства человека. И это имеет свое основание: воспитание наиболее благородных чувств человека должно идти рука об руку с воспитанием воли и способствовать ее усовершенствованию и укреплению, иначе в результате получится не воля, а своеволие. Из области внутренних чувств человека воспитатели должны обратить особое внимание на пробуждение в ребенке сострадания, сочувствия, интереса и любви к ближним. Эти чувства служат основою нравственности и наиболее пригодны для того, чтобы дать честное и полезное направление воле.
Научить детей любить – должно быть первою заповедью воспитания. Трогательно говорит по этому поводу Жан-Поль-Рихтер: «Любовь – единственное правило нравственности. Учите ребенка любить; учите сначала отрицательно, запрещая обижать всякое мельчайшее существо, приучайте смотреть на всякую жизнь, как на нечто священное, боритесь против детского инстинктивного эгоизма. Потом положительно возбуждайте способность приязни и заставляйте ее действовать. Любовь – плод ранних годов. Учите любви в наше печальное, темное время. Вам самим, родители, у вашего смертного одра отраднее будет встречать заплаканные глаза сыновей, нежели жадно нетерпеливые взгляды наследников». <…>
Любовь и живой интерес к окружающим мать должна развивать в своем ребенка не путем наставлений, не выговорами в то время, когда он уже проявил себя с кем-нибудь безжалостным, грубым эгоистом, а при всяком удобном случае указывать ему, чем он может помочь тому или другому, что он может сделать приятного: пусть бежит открывать дверь прислуге, когда у нее заняты руки, подымет оброненную вещь, покатает сестренку…

При воспитании… ребенка необходимо стараться сближать его с большим количеством детей – учить его вникать в их нужды, давайте ему возможность делиться с ними всем, что у него есть, но никогда не вознаграждайте материально ребенка за его щедрость и доброту. Он должен рано научиться понимать, что только тот способен искренне любить людей, кто приучается чем-нибудь жертвовать для них. Помогает ребенку суживать сферу злых страстей и привычка воспитывать птиц и зверьков: он заботится об их существовании, устраивает для них гнездышко, а это дает воспитателю возможность следить за тем, чтобы он бережно обходился с ними, не мучил их. Активное проявление симпатии к людям лучше чем что-нибудь научит ребенка впоследствии управлять своими дурными склонностями. У человека с сильными чувствами и при правильном воспитании останется страстный темперамент, может быть полученный в наследство, но его гнев, злость, вспыльчивость будут проявляться все реже.
В наш практический век, когда нажива и карьера играют в жизни такую выдающуюся роль, воспитание постоянно должно иметь в виду развитие в ребенке нравственных инстинктов, т. е. всю сферу альтруистических, интеллектуальных и эстетических импульсов, которым приходится вести тяжелую борьбу с эгоистическими, узко практическими вожделениями современного общества. Нравственность – главный рычаг полезного для человечества обновления общества, деморализованного и деморализующегося вследствие меркантильных расчетов, тяжелой борьбы за существование, обострившихся социальных условий и вечной погони за внешним успехом, блеском, за роскошью и властью. Вот потому-то воспитание и должно поставить на первый план развитие нравственных инстинктов, тем более, что их отсутствие все чаще констатируют исследователи общественных нравов, педагоги, врачи и психиатры.
…В области моральной путем привычки можно тоже развить много хороших качеств. Послушание, имеющее громадное воспитательное значение, – не что иное, как результат навыков, известным образом направленных с раннего детства. Уменье приучать детей к послушанию – первое звено в беспрерывной цепи влияний, воспитывающих волю и характер. Только уменье подчинить волю ребенка своей воле дает возможность матери, так или иначе, действовать на него. Без этого уменья, этой выдержки, без этой способности воспитателя никакое воспитание немыслимо, и много вреда, много горя предстоит испытать самому питомцу и в детстве, и в зрелом возрасте, если он не был приучен к послушанию, много страха и беспокойства причинит он своим близким; матери же придется пролить много горьких слез из-за его своеволия, требовательности, самодурства, эгоизма, иногда даже порочности, прямо вытекающей из недостатка послушания ребенка в детстве. Как бы страстно ни любила мать своего ребенка, сколько бы жертв ни приносила она ради его образования, он даже в зрелом возрасте, будучи развитым и образованным человеком, не сумеет их достаточно оценить, не будет питать к ней нежности, если только в детстве он не был приучен к строгому послушанию…

…Нужны ли наказания, а если нужны, то как и в каких случаях их применять? Вот наиболее существенный вопрос нравственного воспитания… Между всеми проектами и теориями этого рода особенно замечательна теория естественных наказаний.
Сущность естественных наказаний заключается в том, что ребенок должен чувствовать и отвечать за все последствия своих дурных поступков. В силу этого принципа воспитатель не придумывает наказания, а берет следствие поступка и во всей простоте применяет его к ребенку. <…>
Свою теорию естественных наказаний Спенсер не обосновывает никакими научными данными, как это он делает в других случаях: в своей книге «Умственное, нравственное и физическое воспитание» он по этому поводу просто представляет ряд случаев, которыми желает убедить в законности своей системы. «Если ребенок, – говорит он, – падает или ударяется головою о стол, он ощущает боль, воспоминание о которой заставит его быть более осторожным. Если он дотронется до решетки камина, сунет руку в пламя свечи, прольет кипяток на какую-нибудь часть тела, обварка или обжог, происходящие от этого, будут для него уроком, который он не скоро забудет. Впечатление, производимое одним или двумя происшествиями такого рода так глубоко, что никто не уговорит потом ребенка пренебрегать законами своего организма». «Это не искусственно и ненужно наложенная боль, а просто благотворное обуздывание действий, нарушающих телесное благосостояние, обуздывание, без которого жизнь была бы скоро уничтожена вследствие повреждений тела. Особенность этих наказаний, если мы уже должны называть их так, лежит в том, что они суть непременные последствия действий, за которыми они следуют; они не что иное, как неизбежные реакции действий ребенка».
Конечно, самое верное и точное знание то, которое непосредственно добыто собственным наблюдением и опытом. Но невозможно дать такого воспитания, где бы все знания были непосредственно добыты лишь личным опытом. <…>
Средство заставить ребенка сдерживать свои дурные склонности – развить волю дитяти. Всякое наказание раздражает ребенка. Если оно не производит никакого действия, естественно, что воспитатель или заменит его другим, или вовсе оставит. То, что обыкновенно называют действием наказания, есть результат сильнейшего раздражения нервов, что более всего способствует ослаблению воли и притуплению чувствительности или ненормальной ее возбужденности, между тем то и другое очень вредно. Наконец, всякое наказание может, пожалуй, заставить ребенка поудержаться от дурной привычки, но никогда не вырвет с корнем порока. Ребенок, конечно, будет бояться проделывать при старших то, за что он может пострадать, но лишь только он не чувствует над собою узды, дурная страсть принимает еще более обширные размеры или является в новой форме. Зло нельзя поправить злом, то есть наказанием: история человечества говорит нам, что грубые нравы смягчались только кротостью и образованием…

Формирование эстетических представлений и воспитание эстетических чувств

…Развитие эстетического чувства не только не следует тормозить, но его необходимо вызывать, так как оно, возвышая душу человека, облагораживает ее. Замечено, что у детей чувство красоты и любовь к музыке проявляются еще в младенческие годы. Этими врожденными духовными потребностями натуры следует пользоваться и культивировать их уже потому, что они представляют собою в человеке гуманный элемент по преимуществу. Под сильным впечатлением какого бы то ни было эстетического наслаждения – музыкального, художественного или поэтического, – человек делается мягче, чувствительнее, благороднее, добрее, легче прощает обиды и оскорбления, скорее делает добро ближнему, становится внимательнее к окружающим. Возможно ли в наш эгоистический и практический век, когда тысячи интеллигентных людей обуреваемы страстью исключительно спекулятивного и корыстного характера, оставлять в тени развитие в ребенке эстетических чувств, этих великих рычагов нравственного усовершенствования? …
Воспитатели должны помнить, что чем более возможности будет иметь питомец развить свои духовные потребности, свои эстетические чувства, тем богаче раскроется перед ним источник высоких, чистых наслаждений, который и будет давать ему отдых от житейских дрязг, неудач и меркантильных расчетов и представит сокровищницу, из которой он будет черпать силы и энергию для тяжелой житейской борьбы… Преступно лишать человека такого великого, прирожденного каждому дара, который дает возможность не совсем погрязнуть в житейской тине нашей будничной, пошлой действительности.
Давайте ребенку возможность как можно чаще прислушиваться к задушевной русской песне, обратите его внимание на хорошо исполненную музыкальную пьесу, сами, если возможно, пойте с ним, сплетайте с ним венки, вяжите букеты, читайте поэтические произведения, доступные его возрасту, постарайтесь вызвать в нем, как можно раньше, способность наслаждаться музыкальностью стиха, прелестью картин великих художников и не пропускайте случая обращать его внимание на природу, на прекрасный пейзаж. Эстетическое чувство легче и свободнее всего развивается при двух условиях: когда ребенку дают возможность хорошо и много видеть и наблюдать – растения, животных, картины природы и ее явления, одним словом, когда в нем развивают правильную наблюдательность и любознательность, вкладывают в его душу живой интерес к окружающему – это более всего содействует развитию эстетических чувств, заложенных уже природою в душу ребенка…

Во время подобных прогулок и бесед не должно забывать и того, что умственное развитие ребенка в большинстве случаев может идти рука об руку с эстетическим; обращайте внимание вашего питомца на блеск солнца и его закат, а также на то, как то и другое явление отражается на окружающей природе; не упускайте случая полюбоваться вместе с ним местностями с роскошной растительностью, видом безбрежного моря, его могучими волнами, игрою в них солнечных лучей, красотой неба и облаков, от времени до времени принимающих такие фантастические формы, причудливо возвышающимися скалами и горами; не пропускайте без внимания ни дерева, ни кустика, ни цветка, ни порхающей бабочки, ни красивой божьей коровки, ни протекающего ручейка, ни капель дождя на листьях, когда они дрожат, как алмазы, и переливаются множеством цветов. Пусть ваш питомец прислушивается и к песням рабочих в полях, и к пению и щебетанию птиц, и к журчанию ручейка; пусть вдыхает благоухание цветов и душистых растений.
…Если только вы раскроете перед ребенком эту великую книгу природы и будете руководить им, он всею душой привяжется к окружающему миру и очень скоро начнет наблюдать не только совершенно самостоятельно, без всякого руководства с вашей стороны, но постепенно будет и вас наталкивать при наблюдении чудных картин и явлений природы на такие стороны, которые вы еще не сумели заметить или к которым до сих пор оставались равнодушными. При таком воспитании в ребенке прогрессирует интерес к природе, его любознательность и наблюдательность заметно растут с каждым днем. Что еще не интересовало на прошлой неделе, то сегодня доступно его пониманию и интересует его, манит и привлекает к себе его любознательностью. Нужно подмечать эту постепенность развития, чтобы не наталкивать его наблюдения на преждевременные для его возраста и для степени его понимания выводы…
Возьмем для примера цветок. В отношении к нему ребенок долго не подозревает, что растение можно располагать по родам и видам; его также совсем, конечно, не интересует и физиология растений. Тем не менее ему нравится большой, яркий цветок махрового мака, шиповника, георгины. Он кричит: «большой, большой», или «славный», «красивый»! Следовательно, прежде всего его интересует форма и цвет. Вот и укажите пока лишь на форму и цвет тех растений, которые он встречает на своих грядках, в саду, в поле; кстати он может узнать и названия некоторых из них. Таким образом в первые годы, приблизительно с 4 или 5 лет, он будет отличать один цветок от другого лишь по форме и цвету. Затем он может начать рассматривать каждый цветок порознь, но при этом вы должны указать лишь на самые главные части цветка: на корень, стебель, листики. После того он сравнивает эти части в самом общем их очертании у различных растений и лишь понемногу, медленно и постепенно, переходит к некоторым другим особенностям…

Воспитание ума

Психологи считают движение источником, из которого возникают наиболее значительные умственные способности. Это особенно нужно иметь в виду при воспитании вялых, флегматичных от природы детей, – они должны резвиться, шуметь, смеяться, бегать, прыгать более остальных; веселые и резвые дети сами позаботятся об этом, а относительно вялых необходимо употреблять все средства, чтобы их расшевелить… Пока ребенок еще не сидит, можно придумать всевозможные мышечные движения, которые укрепляют позвоночный хребет, мышцы рук и ног.
Если мало-мальски дозволяет квартира и есть возможность иметь ковер, чтобы ногам ребенка было тепло и сухо, не только пускайте его ползать на пол, но поощряйте это разными средствами: при этом можно положить на ковер, в нескольких шагах от ребенка, то одну, то другую игрушку, до которой бы он мог доползти…

Ребенок упражняет свое внимание также при помощи различных игр. Полугодовалому ребенку для забавы уже дают в руки мячик, кольцо, небольшие резиновые и легкие деревянные игрушки различной формы; он постукивает ими по столу, возит их, катает, бросает на пол. Одна из самых характерных черт ребенка в этом возрасте – повторять одну и ту же забаву с игрушкой, одно и то же движение бесчисленное число раз. Ребенок, наблюдаемый Прейером, 79 раз кряду открывал и закрывал крышку кружки. Во время такой забавы или самостоятельного упражнения внимания для ребенка необходима возможность сосредоточиться. Ему нужно предоставить в это время совершенное спокойствие и совсем не вмешиваться в его деятельность. Мать может быть при этом лишь объективным наблюдателем и в случае необходимости (когда нужно поднять игрушку) быть пассивной его помощницей. Особенно вредно, если мать, чтобы разнообразить занятия ребенка, заменяет одну игрушку другой. Пусть ребенок играет одним и тем же, пока ему играется, пока это занимает его.
Эта забава с одним и тем же предметом, повторение над ним одной и той же операции множество раз дает ребенку самые разнообразные впечатления, заставляет его изучать предмет с разных сторон. Несмотря на повторение одной и той же манипуляции, ребенок продлевает ее каждый раз при несколько иных условиях: он ударяет игрушку о стол то совсем близко перед своими глазами и ушами, то дальше; переворачивает игрушку то одной, то другой стороной; роняет ее на пол; бросая, то поднимает выше свою руку, то опустит ее ниже, то подается всем корпусом вперед, то откидывается назад. Вследствие всех этих разнообразных движений, от различного положения тела, от той или другой силы удара предмета, от известной степени высоты, с которой ребенок бросает предмет, – последний принимает различную форму, дает неодинаковый звук. Таким образом, при одной и той же забаве у ребенка получается от предмета самое разностороннее впечатление. Из сказанного ясно, что воспитатель не мешать должен ребенку в его первоначальных самостоятельных наблюдениях, а помогать ему производить их почаще. Мешать ребенку в этих первых его наблюдениях над предметами, значит искусственно прививать ему рассеянность, препятствовать разностороннему изучению предмета… Если ребенок начинает плакать и бросает игрушку, покажите ему, как можно с нею позабавиться, какие можно извлечь из нее звуки, как можно ее двигать, катать, и затем опять отойдите в сторонку: его каприз иногда зависит исключительно от того, что он не знает, как взяться за игрушку, как с нею позабавиться. Только в таком случае переменить игрушку, когда ребенок выказывает решительное нежелание играть с нею. Заодно перемените его положение, поносите его на руках по комнате, но и при этом должны придерживаться той же системы: ребенок обращает внимание на какой-нибудь предмет, устремляет на него свои глаза, – пусть смотрит, пока ему не надоест: воспитатель не должен мешать его наблюдательности и его самостоятельному упражнению внимания…
Конец ознакомительного фрагмента.

Елизавета Николаевна Водовозова Наталья Викторовна Микляева Наталья Андреевна Виноградова

Педагогика детства –

Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11818298

«Е.Н. Водовозова Царство свободного ребенка: Избранные статьи о воспитании/ Составители, вступительная статья Н.А. Виноградова, Н.В. Микляева.»: Издательский дом «Карапуз»; Москва; 2009

ISBN 978-5-904672-71-3

Аннотация

Е.Н. Водовозова – один из виднейших ученых-педагогов своего времени, автор самой популярной дореволюционной книги для родителей «Умственное и нравственное воспитание детей от первого проявления сознания до школьного возраста», которая выдержала 7 изданий.

Будучи ученицей К.Д. Ушинского, она отличалась самостоятельностью мышления, горячо отстаивала собственное мнение. Водовозова осуществила исторический и сравнительный подходы к развитию дошкольной педагогики в России и за рубежом, адаптировала к опыту отечественных детских садов передовые методы воспитания и обучения.

Главной целью воспитания Водовозова считала гармоничное развитие ребенка, а основы семейного воспитания видела в приобщении детей к культурным традициям своего народа. Любознательным родителям, путешествующим сегодня с детьми по всему миру, будет интересно прочитать своим чадам ее живые рассказы о жизни разных народов. Несомненную пользу можно извлечь из практического раздела, посвященного ручному труду детей, а также наблюдениям и опытам, доступными дошкольникам.

Для родителей и воспитателей, а также для преподавателей и студентов средних и высших педагогических учебных заведений.

Елизавета Николаевна Водовозова

Царство свободного ребенка. Избранные статьи о воспитании

© ООО Издательский дом «Карапуз», 2010.

© Н.А. Виноградова, Н.В. Микляева – составление, вступительная статья, 2010.

Н.А. Виноградова, Н.В. Микляева

О Е.Н. Водовозовой

Елизавета Николаевна Водовозова родилась в 1844 г. в Смоленской губернии в семье небогатого помещика Цевловского.

Ее мать, Александра Степановна, окончила курс в петербургском Екатерининском институте, а отец получил блестящее, по понятиям того времени, первоначальное домашнее образование.

Двадцать четыре года он посвятил военной службе в петербургском уланском полку, но при этом много читал произведений польской, французской и русской литературы. В своих воспоминаниях, опирающихся на рассказы матери, Е.Н. Водовозова пишет, что Николай Григорьевич не только усвоил лучшие идеи французских энциклопедистов XVIII в. и писателей XIX в., но был страстным поклонником гуманных идей, очень любил своих детей, открывал в них способности и развивал их. Так, Елизавета Николаевна вспоминает, что отец любил театр и считал его «средством для воспитания в молодежи благородных чувств». Действительно, домашний театр помогал сделать жизнь многочисленной семьи счастливой и веселой (в семье было шестнадцать детей). Благодаря его мягкости в семье «не было в ходу ни розг, ни других педагогических воздействий крепостнического характера». В 1848 г., заболев холерой, умирает отец и большая часть детей. После чего вся семья (Александра Степановна, Анна, Захар, Андрюша, Александра, Елизавета) возвращается в поместье отца и все тяготы жизни по ее обеспечению ложатся на мать.

По своему характеру она была властная и вспыльчивая, но при этом – целеустремленная и трудолюбивая. «Матушка, будучи столбовою дворянкой по мужу и отцу, “особа с языками и манерами”, как говорили про нее, не только не конфузилась своей бедности, но всегда проводила мысль, всегда говорила своим детям и посторонним, что каждый должен трудиться». Трудолюбие Александры Степановны было ярким примером для всех окружающих ее людей и детей. Но ввиду занятости она почти не уделяла внимания воспитанию своих детей – эта миссия была возложена на няню. Первоначальное обучение и подготовка Е.Н. Водовозовой в институт проходили в семье.

С 1855 по 1862 гг. она училась в Смольном институте. Окончив его, Елизавета Николаевна продолжала общение со своими учителями – К.Д. Ушинским и В.И. Водовозовым (будущим мужем), влияние которых определило последующую ее педагогическую и литературную деятельность. Она помогала мужу в организации воскресной школы, участвовала в работе Санкт-Петербургского педагогического собрания и давала частные уроки.

В конце 60-х гг. XIX в. семья Водовозовых познакомилась с теорией и практикой воспитания и обучения детей в общественных учреждениях и семейным воспитанием Бельгии, Германии, Англии, Швейцарии и Франции. По возвращении на родину осенью 1862 г. Водовозовы обосновались в Петербурге. Именно здесь родилась идея проведения журфиксов («фиксов», как говорится в воспоминаниях) по вторникам, где собирались люди разных возрастов – от студентов до маститых ученых, писателей, публицистов, педагогов. Здесь провозглашались и поддерживались самые передовые литературные и педагогические идеи того времени.

Первая статья Е.Н. Водовозовой «Что женщине мешает быть самостоятельною?», написанная по поводу романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?» выходит в 1863 г. С тех пор начинается ее публицистическая деятельность в российских педагогических кругах 60–80 гг. XIX в. Е.Н. Водовозова уже известна как видный деятель по дошкольному воспитанию и детская писательница.

Ученица и последовательница К.Д. Ушинского и В.И. Водовозова, Е.Н. Водовозова – автор самой популярной дореволюционной книги для родителей «Умственное и нравственное воспитание детей от первого проявления сознания до школьного возраста». Фактически, Е.Н. Водовозова работала над книгой в течение всей жизни, перерабатывая и дополняя каждое новое издание. Этот труд стал основным трудом по дошкольному воспитанию в 70-е гг. XIX в. Все идеи здесь относились к семейному воспитанию, так как содержание воспитательной работы первых детских садов ее не вполне удовлетворяло. Эта неудовлетворенность хорошо прослеживается на страницах ее книг – Елизавета Николаевна иногда поражает своей прямолинейностью и резкостью суждений.

Сама она была очень эмоциональной и живой натурой, страстным, иногда даже вспыльчивым человеком. По рассказам современников, Елизавету Николаевну боялись как министр народного просвещения, так и директор департамента полиции. Так горячо, прямо и честно она отстаивала собственную позицию и умела заставить уважать себя. Правда, она умела и выслушивать мнение другого, понимать и принимать его. Особенно это касалось детей, которых она просто обожала и создала целый ряд произведений, предназначенных именно для них.

Как детская писательница, Е.Н. Водовозова создала практико-ориентированные рассказы с картинками для детей младшего и старшего дошкольного возраста на темы, связанные с растениями, животными и явлениями природы. Также в доступном для детей изложении Елизавета Николаевна представила повести и очерки из русской народной жизни. Для школьников выпустила трехтомный труд «Жизнь европейских народов», – географические рассказы с рисунками, Позднее этот трехтомник был переработан в серию книг «Как люди на белом свете живут». Интересно, что она считала эти материалы не столько дидактическими, обучающими, сколько воспитательными. Она подчеркивала, что «при воспитании детей нужно иметь в виду эту выдающуюся, исторически сложившуюся черту характера русского человека», связанную с любознательностью детей и необходимостью предоставления «простора для детской самодеятельности и мышления, что обыкновенно обнаруживается в желании ребенка высказывать свои мысли по поводу различных явлений окружающей его жизни». Этим интересом к вопросам и мнению детей, стремлением предоставить им свободу для формирования собственного мнения и развития индивидуальности отличаются все работы Елизаветы Николаевны.

Сама Водовозова успела сделать очень много. Возможно, потому, что «единственно доступное человеку на земле и единственно достойное его счастье»– труд – стал девизом ее жизни и был «начертан и на ее собственном знамени», по словам Э.С. Виленской. Об этом ярко свидетельствуют ее мемуары «На заре жизни», которые были высоко оценены общественностью того времени и актуальны до сих пор: из них мы узнаем историю России, историю педагогики и историю знаменитых людей – просветителей, педагогов и государственных деятелей. История России и судьба отдельного человека – вот что вызывает интерес читателя. Кроме того, обращает на себя внимание язык мемуаров, в которых Елизавета Николаевна не просто рассказывает о прошлом, а словно заново переживает его. Такой – молодой душой – она осталась и в 79 лет, пережив своих великих учителей, смерть двух мужей и сыновей, три революции. Осталась в своих мемуарах и памяти людей, в истории дошкольной педагогики.

Путь в педагогике

Середина XIX – начало XX вв. в истории, несмотря на все общественные бури и катаклизмы, характеризуется большим вниманием к воспитанию и развитию детей дошкольного возраста. Анализируя отечественный педагогический опыт и изучая зарубежные системы воспитания, российские общественные деятели и педагоги (К.Д. Ушинский, Н.И. Пирогов, Л.Н. Толстой, В.И. Водовозов и др.) искали новые пути воспитательно-образовательной работы с детьми, разрабатывали вопросы содержания и методики их воспитания, чем способствовали выделению дошкольной педагогики в специальную отрасль педагогических знаний. Одним из таких педагогов была Елизавета Николаевна Водовозова.

Е.Н. Водовозова училась в Смольном институте в Петербурге. Это было одно из лучших в России закрытое женское учебное заведение сословного характера, целью которого было воспитание светских барышень, будущих матерей семейства, а менее обеспеченных – обучение обязанностям гувернанток. Вспоминая об этом периоде своей жизни, она пишет: «Поступив в институт в раннем детстве и во время всего своего пребывания в нем, удаленная от природы и людей, институтка не имела ни малейшего представления о жизни… Институтская жизнь дореформенного периода проходила в притупляющем однообразии монастырского заключения без горя и радостей, без нежных ласк и сердечного участия, без житейской борьбы и волнений, без надежд и разумных стремлений. Все, точно нарочно, было приноровлено к тому, чтобы воспитать не человека, не мать, не хозяйку, а манекен – в любом случае, слабое, беспомощное, бесполезное, беззащитное существо». Весь уклад жизни института не создавал условий для выработки собственных суждений, воли, характера и самостоятельности.

Встреча в Смольном институте с К.Д. Ушинским стала определяющей для становления мировоззрения и педагогических взглядов Е.Н. Водовозовой. С появлением в институте этого величайшего педагога-реформатора пошатнулись институтские устои и стали изменяться нравы и обычаи. Все нововведения способствовали повышению у воспитанниц интереса к знаниям, чтению, к самообразованию. Именно по настоянию К.Д. Ушинского Елизавета Николаевна закончила педагогический класс. Последние годы обучения в Смольном настолько сильно повлияли на становление ее как личности и формирование педагогических взглядов, что впоследствии, будучи уже известным педагогом и общественным деятелем, она подписывала свои очерки от имени рядовой воспитанницы Смольного института.

После окончания института она много путешествовала по миру, решилась на критический анализ и адаптацию систем Фребеля и Монтессори на российскую почву. При этом анализ зарубежных и отечественных систем воспитания и обучения сделан Е.Н. Водовозовой на таком высоком научном уровне, что поражает своей глубиной. Кроме того, здесь следует отметить в Елизавете Николаевне уникальное сочетание ученого-теоретика и практика. С одной стороны, она смогла осуществить исторический и сравнительный подходы к развитию дошкольной педагогики в России и за рубежом, показав свое отношение к русской классической педагогике, с другой стороны, адаптировала к опыту отечественных детских садов наиболее передовые зарубежные методы и системы воспитания и обучения. При этом она оказалась верна своему педагогическому долгу: изучая зарубежные педагогические системы, Елизавета Николаевна тут же искала пути его преобразования применительно к социально-нравственному опыту самого ребенка и к той воспитательной системе, в которой он находится. В связи с этим Е.Н. Водовозова очень часто повторяла, что русские дети воспитываться на чужом культурном опыте даже в рамках самых известных и великих педагогических систем не могут – педагоги должны наполнить их своим содержанием. Так родились ее великолепные аналитические обзоры зарубежных систем воспитания и анализ влияния «западных идеалов» воспитания на отечественную систему, борьбы русских и иностранных педагогических идей.

«История воспитания в России, – писала Елизавета Николаевна, – может быть разделена на пять периодов: в первый период (допетровская Русь) господствует суровый родительский произвол, второй начинается новшествами и реформами Петра Великого и продолжается до Екатерины II, третий – со времени императрицы Екатерины II, когда усилилось влияние гуманных западных идей в области воспитания, до освобождения крестьян, четвертый – в 60-е гг. и, наконец, пятый период – обнимает современное воспитание».

Первый период ориентируется на авторитарное направление в семейном воспитании и домашней педагогике, характеризуется особенным вниманием и наставлениями о том, «как устроить домашнюю жизнь и хозяйство, как и кого почитать, как и когда наказывать». Это ярко демонстрируется в литературном памятнике того времени – «Домострое», в котором все перечисленные признаки реализуются через воспитание благочестия, разделение сфер педагогического влияния на детей «на мужскую и женскую половины», через церковно-обрядовое течение в педагогике и замкнутость, обращенность к себе…

В эпоху Петра Первого ситуация меняется: постепенно начинает преодолеваться «вековое отчуждение русского народа от общения с передовыми западно-европейскими нациями», которое, в частности, касалось педагогических взглядов на «развитие умственных способностей, суждений и мышления». Это был период, когда семейные нравы и воспитание, педагогическая наука начинают подчиняться государственной опеке, как пишет Водовозова, «требованиям службы», когда на воспитанников и учеников «смотрели как на людей, вполне принадлежащих государству». Улучшилась ситуация с грамотностью, но не с воспитанием подрастающего поколения. Так, Елизавета Николаевна отмечает, что в то время наблюдалось «ослабление родственных, семейных связей между родителями и сыновьями», отмечается упадок интереса к вопpоcaм воспитания. Это было вызвано тем, что стали появляться исследования о законах наследственности – все чаще раздавались голоса, утверждавшие, что «если детям путем наследственности передаются физические, нравственные и умственные особенности и свойства, то не стоит думать о воспитании». Кроме того, характеризуя социальные факторы, влияющие на характер воспитания в тот период, Водовозова выделяет в качестве основного негативного фактора крепостничество.

«Новые идеи, внесенные в русское общество литературою и правительством», появились во время царствования Екатерины Второй. Елизавета Николаевна описывает их после того, как дает тщательный критический анализ произведений европейских мыслителей и педагогов: «Великой дидактики» Я.А. Коменского, «Мыслей о воспитании» Д. Локка, «Как Гертруда учит детей», «Книга для матерей» И. Песталоцци и других. Ее радует, что их идеи помогли «построить образование в России на новых началах». «В педагогических трудах… впервые появляется мысль о необходимости обращать внимание на индивидуальные свойства ребенка», создаются педагогические сообщества и формируется педагогическая периодика, ориентированная на воспитание «нового поколения с более гуманными принципами, с более культурными задатками». Большое значение придается умственному и нравственному воспитанию, подчеркивается роль игр детей и двигательной активности.

«Влияние интеллигентных кружков и литературы на умственное развитие русского общества» усиливается в начале царствования Александра Первого, однако либеральное направление скоро начинает подвергаться преследованиям. Водовозова комментирует: «Мысль в русском обществе уже пробудилась, между тем путешествия за границу, выписка иностранных книг были затруднены». Поэтому основное движение педагогической мысли сосредоточивается в университетах, а «главным орудием русского просвещения делаются журналистика и литература». Особенную роль в этом сыграли труды Гоголя, Герцена и Белинского. «Эти писатели имели громадное влияние, дали толчок движению и совершенно новому направлению мысли», – считает Елизавета Николаевна. Они «прямо или косвенно повлияли на все сферы воспитательной и умственной деятельности». Однако существующая система образования не могла воплотить их мысли на практике.

После 1855 г. – вступления на престол императора Александра Второго, в педагогическом сообществе наступает оживление. «Мертвая тишина и уныние, всюду царившие до тех пор, быстро сменились лихорадочным движением в общественной жизни, подъемом умственных сил, пробуждением самосознания». Были сформулированы педагогические идеалы российского общества. Между тем, эти годы «были эпохою взаимных недоразумений: старое поколение не могло понять, почему дети начали вдруг стремиться к жизни совсем новой, чем была так дурна их собственная жизнь».

Следующий период – воспитание в конце ХIХ столетия – характеризуется Водовозовой как «царство свободного ребенка». «Сообразно с идеалами свободного воспитания устраивались в это время детские сады», из которых «был изгнан… всякий элемент насилия над духовной и физической природою детей». Между тем, Елизавета Николаевна отмечает, что в российском обществе такая ситуация не вполне приемлема, так как у нас «особенно необходимо приучать детей с раннего возраста к терпению, развивать в них мужественный характер, трудолюбие и добросовестное исполнение своих обязанностей».

Описав, таким образом, систему воспитания подрастающего поколения в России в разные исторические периоды, Водовозова отмечает ее положительные и отрицательные стороны. При этом ее симпатии оказываются на стороне «шестидесятников». Настолько важны для нее были такие качества педагогов, как искренняя заинтересованность в деле воспитания, умение думать и рассуждать, смелость в педагогических исканиях и ответственность за свою позицию.

Всеми этими качествами Елизавета Николаевна обладала в полной мере. Все, что заинтересовало ее при описании исторических периодов развития педагогики и системы образования в России, было обобщено и проанализировано ею с позиции практика, который желает взять все самое лучшее из опыта прошлого и двигаться дальше, разрабатывая новые методики.

Впоследствии Елизавета Николаевна предложила для практиков дошкольных учреждений инновационную для того времени методику умственного и нравственного воспитания на основе приобщения детей к традиционной культуре. Идея народности стала здесь основой для развития ума и сердца, умственного и нравственного воспитания детей и формирования единой системы семейного и общественного воспитания «на народной, русской почве». В качестве такого содержания использовалось приобщение детей к культурным традициям своего народа. Поэтому в качестве материала для разрабатываемых программ и методик Е.Н. Водовозова стала использовать фольклор и материал, связанный с формированием исторических, географических и социальных представлений детей, а также с формированием практических трудовых умений и навыков. Так родилась методика «воспитания ума» и развития речи средствами русского фольклора и детского продуктивного творчества (на примере занятий ручным трудом). Эти задачи удивительно гармонично переплетались у нее с задачами формирования историко-географических представлений и ориентировки в современном социальном мире. Поэтому ее книги «Русская азбука для детей» и «Руководство к русской азбуке. Практические уроки», «Русские сказки в стихах с картинками», «Книга для первоначального чтения» и «Книга для учителей», циклы «Рассказы из русской истории», «Как люди на белом свете живут» были практически сразу рекомендованы Министерством народного просвещения для детских библиотек и образовательных учреждений.

Описав не только методику, но и авторскую педагогическую систему, она выпустила самую популярную дореволюционную книгу для родителей и воспитателей – «Умственное и нравственное воспитание детей от первого проявления сознания до школьного возраста». Действительно, книга с 1871 по 1913 гг. выдержала семь изданий: такова была ее востребованность среди родителей и воспитателей. Это не было случайностью.

Во всестороннем развитии личности ребенка-дошкольника Е.Н. Водовозова особое внимание уделяла развитию детской любознательности и интересов, «воспитанию ума» и наблюдательности. Для того времени были революционными ее идеи о необходимости предоставления активности самому ребенку в процессе стимулирования его любознательности и формирования интереса к окружающему миру, а также личностного отношения воспитанника к рукотворному и нерукотворному миру, к миру людей и природы. Чтобы доказать это, Е.Н. Водовозова предложила родителям и воспитателям перечень конкретных наблюдений в летнее и зимнее время года, которые настолько профессионально описаны, что могут быть интересны и современным педагогам, так как позволяют осуществлять косвенное (что очень важно!) руководство формированием экологических и естественно-научных представлений в процессе предметно-практической и экспериментальной деятельности воспитанников, а не просто в ходе пассивных наблюдений за природой.

Фактически, она стала одним из родоначальников субъект-субъектного подхода к организации развивающего взаимодействия педагога с ребенком. Она считала, что педагоги могут «преобразовать Россию и ее общественную жизнь на новых социальных и нравственных началах», возражала против прозвища «нигилисты» применительно к молодому поколению. «В эпоху нашего обновления, – говорится в ее мемуарах, – молодая интеллигенция была проникнута скорее пламенною верою, чем огульным отрицанием». Поэтому свои труды она предназначала, в первую очередь, молодым педагогам и родителям, видя в них будущее отечественной педагогики.

Система воспитания Е.Н. Водовозовой


От составителей


Целью своей системы Елизавета Николаевна считала «гармоническое» развитие ребенка в единстве всех его сторон: физического, умственного, нравственного, эстетического. Поэтому, даже характеризуя отдельные компоненты своей системы, связанные с описанием условий, содержания и особенностей физического, умственного, нравственного или эстетического воспитания, она каждый раз повторяет мысль о равноценности всех направлений развития личности ребенка и необходимости их учитывать в организации педагогического взаимодействия.

В качестве факторов, влияющих на успешность достижения цели воспитания, Е.Н. Водовозова отмечает наследственность и привычки ребенка. При этом она опирается на самые современные в то время исследования в области генетики, физиологии, детской педиатрии, педагогики и психологии. Интересно, что эти рассуждения, связанные с признанием равноценности роли биологического и социальных факторов в развитии и воспитании ребенка, родились задолго до работ Л.С. Выготского и Л.И. Божович, которые сегодня считаются одними из основоположников биосоциального подхода.

Следуя данной логике, описание своей авторской системы Е.Н. Водовозова начинает с рассуждений о тесной взаимосвязи наследственных особенностей детей, в частности, их темперамента, с особенностями их физического развития. Опираясь на это, Елизавета Николаевна приводит простые и доступные для восприятия родителей и воспитателей примеры организованного влияния на физическое развитие и поведение детей через такие средства физического воспитания, как режим дня, физкультурные и физические упражнения, подвижные игры и упражнения на развитие мелкой моторики, ритмическая гимнастика. Особое внимание при этом она уделяет обсуждению проблем полового воспитания, волновавших общественность того времени. Мысли Е.Н. Водовозовой о совместном воспитании мальчиков и девочек и об учете гендерных отличий в воспитательно-образовательной работе с детьми актуальны до сих пор, однако поражают своей прямолинейностью и прогностичностью даже наших современников. В частности, Елизавета Николаевна говорит о том, что решать задачи полового воспитания можно только при условии учета психофизиологических особенностей детей разного возраста, их интересов и стадии личностного развития, на стыке физического и нравственного воспитания.

В этом отношении нравственное воспитание – это краеугольный камень всей авторской системы Е.Н. Водовозовой. Как ученица К.Д. Ушинского, она не могла обойти стороной задачи нравственного воспитания. «Цель разумного воспитания она видела в том, чтобы давать толчок, укреплять и развивать склонность к честным и полезным привычкам, облагораживающим душу и возвышающим ум, и ослаблять привычки противоположного характера. Под влиянием разумного воспитания дурные привычки мало-помалу слабеют, а иногда и совсем исчезают».

Чтобы воспитать «добропорядочные привычки» и приучить ребенка выполнять свои обязанности, родители и воспитатели должны установить в его жизни правильный режим, который прививает навыки послушания, обуздывает вспышки гнева, своенравие, капризы, дурные инстинкты. При этом очень важно воспитывать волю у ребенка. По Е.Н. Водовозовой, «воспитание воли заключается в формировании уверенности в своих силах и приучении ребенка управлять своими движениями, чувствами и мыслями, выражается в умении человека быть настойчивым в достижении своей цели».

Однако Водовозова останется неуслышанной своими современниками. Такими же нереализованными останутся мысли Елизаветы Николаевны о том, что воспитание самостоятельности должно быть неразделимо с нравственным преуспеванием ребенка. Средствами для этого являются игра, физический труд и посильная домашняя работа в помощь взрослым, наблюдения за окружающей природой и жизнью, поощрение успехов ребенка. И никогда в качестве такого средства Водовозова не рассматривала наказания – приведенные ею примеры показывают ее непримиримое отношение к телесным наказаниям, как унизительным для человеческого достоинства. Обращаясь к Руссо, к теории естественного наказания, она уточняет, что, по его мнению, никогда не следует наказывать детей ради наказания, но оно должно быть естественным следствием дурного поступка на практике. В связи с этим Елизавета Николаевна описывает примеры, которые могут служить образцом поведения родителей и воспитателей во время разрешения конфликтов и решения вопроса о наказании.

Следующий компонент авторской системы Е.Н. Водовозовой – эстетическое воспитание дошкольников. Изложенные здесь мысли Е.Н. Водовозовой интересны тем, что описывают формирование эстетических представлений и воспитание эстетических чувств как прижизненно формирующихся у ребенка под влиянием систематических наблюдений и опыта практической деятельности. При этом важное значение уделяется развитию, как выразился бы А.В. Запорожец, социальных эмоций, в частности, эстетических и интеллектуальных, и обогащению представлений об окружающем мире – как природном, так и рукотворном мире, созданном человеком. Особенное значение при этом отводилось пересечению линий эмоционального развития, нравственного и эстетического воспитания. Так, Елизавета Николаевна выпустила сборник из «Одноголосных детских песен и подвижных игр с русскими народными мелодиями», в котором описала значение пения и игр в воспитательной работе и методику их проведения, обосновала необходимость использования русских народных песен и игр в дошкольном возрасте.

Не менее важный компонент авторской системы Е.Н. Водовозовой – «воспитание ума». Рассуждения Е.Н. Водовозовой отличаются уровнем своего обобщения и аналитичностью: она сумела выделить из современной ей отечественной и зарубежной науки (не только педагогики и психологии, но и физиологии, медицины и др. наук) именно те аспекты, которые потом легли в основу теории умственного развития и воспитания ребенка. При этом интересно, что в качестве составляющих, определяющих не только уровень умственного развития детей, но и этапы его развития, Елизавета Николаевна назвала именно те, которые потом, в детской психологии, окажутся либо базовыми, либо развивающимися процессами, характеризующими специфику детского возраста: внимание, восприятие, память, мышление. Описывая их, Елизавета Николаевна делала акцент не на активности воспитателя, педагога, а на активности самого ребенка-воспитанника. Умственное развитие, писала Е.Н. Водовозова, должно касаться «пробуждения у ребенка самостоятельной мысли» и умения самостоятельно действовать в ситуации обучения. Это было новшеством для того времени.

Залогом откликаемости ребенка на педагогическое воздействие взрослого в системе Е.Н. Водовозовой стало развитие интересов ребенка и формирование личностного отношения к окружающему миру, к деятельности, в которую он вовлечен. Заставить «работать» дидактические и развивающие материалы, сделать их «живыми» для ребенка – это задача педагога. Для этого Елизавета Николаевна предлагала такие методы, как совместное наблюдение педагога и ребенка, рассказ, диалог и беседа, экспериментирование и опыты, в качестве приемов – моделирование ситуации, связанной с формированием мотивации и интереса детей к предстоящей деятельности, создание воспитательных и обучающих ситуаций, их речевое комментирование (в то время, в основном, комментировались не ситуации, а действия с предметами и игрушками, поэтому Водовозова очень тщательно описывала в своих трудах именно этот – новый для того времени – авторский прием, делая на нем акцент). Поэтому спецификой авторской системы Елизаветы Николаевны стало очень подробное, пошаговое описание вариантов развертывания таких воспитательных и обучающих ситуаций. Это с одной стороны.

С другой стороны – их направленность на интеграцию задач нравственного и умственного воспитания, их включенность в продуктивную деятельность детей. Как следствие, Водовозова, даже описывая чужие педагогические системы, например, Ф. Фребеля, показывает, как это можно сделать, организуя режим дня и занятий детей. В частности, она пишет, что каждую механическую работу нужно сопровождать объяснением или подходящим рассказом, «непременно заканчивая ее подвижною игрою» и т. д.

Большое внимание при этом Елизавета Николаевна уделяла смене видов восприятия детей – со слухового на зрительное, со зрительного – на тактильное, кинестетическое и затем – наоборот. Этого же принципа она придерживалась, требуя от воспитателей и родителей смены видов детской деятельности: наблюдения, слушания и рассказывания, рисования и лепки, труда и аппликации, экспериментирования и конструирования, ритмики, подвижной игры и даже «детской возни». Эта смена, считала Водовозова, дает возможность предупредить истощение ребенка, угасание его потребности в новых впечатлениях, учит произвольному переключению внимания и организации произвольного поведения, формированию самосознания.

Кроме разных видов деятельности и общения с воспитывающим и обучающим взрослым, авторскую систему Е.Н. Водовозовой характеризуют такие средства, как живая природа и экологическое пространство, которое создает педагог вместе с ребенком, комментирующая речь воспитателя, русский фольклор, подвижные и дидактические игры. Основными формами работы с детьми, которая позволяет полностью использовать и реализовать воспитывающие и обучающие потенциалы данных средств, Елизавета Николаевна считала индивидуальную и подгрупповую. Поэтому ее система признавалась образцовой для воспитания и обучения детей дошкольного и младшего школьного возраста.

Умственное и нравственное воспитание детей от первого проявления сознания до школьного возраста

Сюжетные игры

Ни для кого не секрет, что сюжетные игры полезны для развития фантазии и творческого мышления. У многих на первых этапах они вызывают затруднения, поэтому я решила привести описание сюжетной игры с куклой для деревенской 2-3-х летней девочки, приведенный Е.Н. Водовозовой:

  1. Уложили куклу в постельку, спели колыбельную. Если колыбельная понравилась ребенку, повторили несколько раз. Кстати, по Водовозовой если ребенок просит что-то повторить несколько раз — это не простой каприз. Это обозначает, что ребенку настолько понравилось, что он хочет это изучить получше (выучить). Поэтому на такие просьбы лучше не отказывать. Водовозова именно таким образом предлагает развивать память — петь детям красивые песни, которые у них вызовут желание запоминать. Таким образом, память будет развиваться естественно.
  2. Кукла выспалась и проснулась. Подогрели настоящее молоко и напоили куклу. Указали на отличие одушевленных и неодушевленных объектов — если бы молоко пил кто-то живой, то его бы стало меньше.
  3. Взяли куклу за руку и пошли гулять. Гуляем разными темпами – медленно, затем всё быстрей и быстрей, в итоге «бежим, как лошадки». Снова медленно. Затем предлагаем ребенку догонялки. Мама с куклой догоняют девочку. Затем девочка догоняет маму с куклой. Устали. Во время отдыха обращаем внимание, на отличие неодушевленной куклы – кукла не вспотела и не устала, такая же, как и была.
  4. Подключаем к игре наблюдение за животными. Рассказываем стихотворение про петушка-золотого гребешка. Предлагаем сходить с куколкой накормить петушка с курочками. Рассказываем, что курицы едят, а что люди. Обращаем внимание на эти отличия. Также можно рассмотреть системы питания других животных, которых ребенок знает.
  5. Объявляем, что пора отдохнуть и поем песенку.

Таким ненавязчивым образом, через игру, ребенка первых лет необходимо знакомить с окружающим миром. Важно учесть, что для игр не следует выбирать животных и предметов, которых ребенок не видел – солдатики, львы, тигры.

Подвижные игры

Е.Н. Водовозова выделяет в качестве одной из распространенных проблем развития детей раннего возраста — злоупотребление пеленанием. Оказывается, уже в 1871 году было известно насколько важно обеспечивать свободу для движений. Уже в те времена специалисты знали о необходимости гимнастики для укрепления мышц малышей, которые еще даже сидеть не умеют, необходимости поощрения всяческих движений детей. Малоподвижных детей Водовозова рекомендует «расшевеливать». С 3-4 месяцев рекомендуется вводить упражнения с движениями для укрепления мышц:

  • Подъемы верхней части тела — плавно приподнимаем за руки, затем опускаем ребенка, лежащего на подушке;
  • Подъемы нижней части тела — поднимаем за ножки;
  • Делаем массаж ножек и ручек слабыми мягкими ударами в такт детской песенке, которую напевает мама.

Пальчиковые игры в то время еще не были формализованы, но Водовозова пишет, что для детей, которые научились сидеть очень полезно перебирать и пересчитывать пальчики. А также рекомендует следующие упражнения:

  • Тик-так – при этом двигают то одной рукой, то другой, как маятником;
  • Фортепиано – перебирают пальчиками, как при игре на фортепиано.

Рассматривая, модную на тот момент, методику Фридриха Фрёбеля, Водовозова обнаружила аналоги наших ладушек и сороки-вороны для развития мышц ладошек, а также еще одну игру аналогов, которой у нас нет. Её адаптированный вариант она предлагает в своей книге:

Птичье гнездо

  1. «Чик-чирик — птичка Гнездышко вьет» , при этом пальчики поочередно складываем в кулачок.
  2. «Чик-чирик — яичко в гнездышко кладет» — большой пальчик причем в центре кулачка.
  3. «Гладь-поглядь: уже птенчик» , большой пальчик вытаскиваем из кулачка.
  4. «В гнездышке сидел, пью, пью, пищит он» — двигаем большим пальчиком.
  5. «Порх и улетел» — сжимаем-разжимаем несколько раз ладошку поднимая при этом ручку вверх имитируя летящие движения птенчика.

С 2-4 лет ребенку требуется много двигаться. Он не только сам постоянно перемещается, но и любит перемещать все окружающие предметы – игрушки, стулья и т.п. Очень хорошо если у ребенка есть тележка, в которой он может их перевозить. Водовозова старательно подчеркивает, что родители должны мотивировать детей к движениям, но ни в коем случае не ограничивать их.

С трех лет актуальными становятся игры с мячом. Для более старших возрастов в книге приведены старорусские подвижные игры (большая часть из них являются групповыми, поэтому я их пропустила):

  • катание обруча;
  • прыжки через веревочку (тут, по всей видимости, имеется ввиду резиночка);
  • метание кружков в круг начерченный на земле;
  • запуск бумажного змея;
  • стрельба из игрушечного лука.

Творчество

В своей книге Елизавета Николаевна уделяет большое внимание творчеству, но последовательность и возраст знакомства с различными видами творчества отличается от современной.

  • Рисование . С 3-х лет предлагаются занятия по рисованию. Первые занятия с использованием трафаретов — обводить предметы простых форм, делать отпечатки листьев.
  • Вырезание и аппликация подключаются в 4 года.
  • Лепка (в 19 веке лепили глиной, лучшей считалась голубая) рекомендуется с 4 лет.
  • Выкладывание рисунков и узоров геометрическими фигурами лучинками, спичками, кольцами рекомендуется с 5 лет.
  • Выкладывание мозайки, выкалывание и вышивание рекомендуется с 5 лет.
  • Плетение из различных материалов (тесемок, бумаги);
  • Оттиски сургучом.
  • Отливание форм из гипса.

Сравнивая возраст для знакомства с творчеством с современным, можно увидеть, что Е.Н. Водовозова предпочитает медленное погружение ребенка в развивающую среду. Это соответствует высказываниям М.М. Безруких (главы Института возрастной физиологии Российской Академии Образования) о важности выбора занятий, соответствующих возрасту. На мой взгляд преждевременные занятия творчеством все-таки могут дать больше положительного, чем отрицательного. Ребенок в возрасте 1-2-х лет не готов к конструированию и творческому мышлению, но он вполне готов знакомится с текстурами используемых материалов, с их физическими свойствами и назначениями:

  • клей липкий и с его помощью можно клеить бумагу;
  • пластилин прекрасно развивает мелкую моторику и занятия с ним очень интересны для малышей самого раннего возраста;
  • краски разноцветные, с их помощью можно изменять цвета предметов.

В отличие от занятий по раннему изучению иностранных языков, чтения и счета преждевременные занятия творчеством не страшны энергетическим обкрадыванием. Напомню, что это явление, при котором участки мозга, находящиеся в активном развитии испытывают дефицит энергии, в то время как другие участки получают избыток.

Творчество по Водовозовой предлагается включать в ежедневный цикл занятий, наряду с занятиями другого типа.

Проблемы развития детей 19 века, которые остались актуальными до сих пор

Помимо рекомендаций Е.Н. Водовозова выделила в своей книге ряд проблем по развитию детей. Удивительно, почти за 150 лет, прошедших со времени написания книги, решение многих проблем не сдвинулось с мертвой точки. Список проблем актуальных на текущий момент:

  • Желание накачать ребенка информацией, к получению которой у ребенка еще нет готовности . В 19 веке у многих возникало желание с раннего детства обучить детей 2-3-ем языкам. Уже в то время родители заставляли двухлетних малышей повторять одно и то же слово по десять раз и не боялись «отяготить память и повредить еще слабые умственные силы». Высказывание Е.Н. Водовозовой по этому поводу: «Во время первоначального обучения нельзя спешить. Мы этим делаем великое зло нашим детям на всю жизнь. Уже давно признано всеми, что до 7 лет ребенок может усвоить только один какой-нибудь язык, а говоря на двух он всегда будет страдать бедностью выражений…Страшный сумбур также может произойти в голове ребенка при употреблении слов чуждых детской речи и пониманию.»
  • Недостаточное количество времени , которое уделяется развивающим занятиям и играм с ребенком.
  • Тугое пеленание , которое ограничивает движение.
  • Проблематика методик обучения рисованию в школах – обучение копированию, а не творчеству . В своей книге она пишет, что на тот момент «лучшая часть общества начала понимать громадное значение этого предмета для развития детей». На самом деле проблема остается актуальной в настоящее время. Более подробно на тему творческого рисования предлагаю изучить .
  • Избыток игрушек отрицательно влияет на нравственность ребенка. Е.Н. Водовозова пишет, что масса новых игрушек рождает «прихотливость, склонность к излишествам, а впоследствии и зависть, тщеславие и высокомерие». Многие матери, даже несмотря на недостаток в семье, отказывая во всем себе, окружают ребенка безделушками.

В завершении

Среди комментариев на свои статьи о вреде раннего развития я иногда встречаю их неправильное понимание. Некоторые бросаются из крайности в крайность. Пример такой крайности заключается во мнении: «Если раннее развитие вредно, значит надо предоставить ребенка самому себе до школы». До чтения книги Водовозовой я допускала вероятность того, что это мнение верно и природой предусмотрены естественные механизмы развития. Теперь я уверена, что дети не должны расти «как трава». В развитии, как и в еде должно быть чувство меры: перекормишь получишь ожирение и ряд других проблем, не докормишь — дистрофию и дефицит ценных веществ. Если вы стремитесь вырастить успешного человека, который умеет ставить цели и достигать их, принимать правильные решения и при этом получать радость от жизни, необходимо научиться чувствовать объем потребностей и необходимый уровень сложности развивающих занятий и материалов.

Так как обзор получился длинным и сложным для восприятия, я решила вынести самые важные, на мой взгляд, рекомендации Е.Н. Водовозовой отдельным блоком:

  • День ребенка должен представлять цикл развивающих занятий и различных игр;
  • Для эффективного развития мы должны обеспечить максимально возможную свободу;
  • Капризы — один из показателей слабого нравственного развития, им нельзя потакать;
  • Один из мощнейших инструментов развития памяти и интеллекта — наблюдение. Ребенок тренирует память, загружая в неё многочисленные объекты. Затем, при манипуляциях с объектами в памяти происходит тренировка интеллекта. Для маленьких детей лучшие цели наблюдения — животные или двигающиеся объекты. Эти идеи Водовозовой схожи . Я долгое время размышляла над созданием демонстрационного материала для загрузки системы образов, но думаю, что для детей до трех лет рекомендация Водовозовой о наблюдении является единственным эффектным средством создания системы образов. Склоняюсь, к тому, что любой печатный материал в данной случае будет суррогатом недостаточного уровня детализации, в отличии от реальных предметов. Безусловно, некоторые моменты мы можем прорабатывать с помощью энциклопедий и развивающих карточек.
  • При выборе развивающего материала полезно уделить внимание . Для среднего и старшего дошкольного возраста они являются достаточным материалом для изучения конструирования, геометрии и арифметики. Думаю, многие не поверят, но для конструирования десятков объектов достаточно 8-ми обычных кубиков, которые у каждого есть. Все что надо для занятий, это просто почитать задания и на первых этапах воспользоваться схемами. Условие эффективности таких занятий — регулярность.
  • Знания необходимо подавать небольшими порциями и в соответствии с возрастом. Для разных возрастов необходима различная подача материала. Самым маленьким детям необходимо видеть и осязать реальные объекты.


Напомню, что книгу Е.Н. Водовозовой для руководства в воспитании и развитии детей настоятельно рекомендует один из главных профессионалов в области развития в нашей страны — М.М. Безруких (профессор, академик, психолог, доктор биологических наук, глава Института возрастной физиологии Российской Академии Образования).

Если Вам понравился материал, напишите об этом на своем любимом форуме о малышах и добавьте в свой пост ссылку на эту страницу или сделайте репост этой записи в соцсети:

Также не забудьте подписаться на или присоединиться к группе

"Что вы про это допытываетесь? Мине конфузно. Я же барышня." (с) "За двумя зайцами"

Собственно, все мои знания об Институтах благородных девиц были почерпаны из вышеназванной комедии, которая вроде и смешная, но не совсем чтобы "очень и очень". Но то такэ. И вот открываю я, значит, книжку про институток. Чего я ожидал? Может, ахов и вздохов, может строгой сухости, но точно не приятного языка и множества забавностей, переносящего читателя в девчачью юность с вытекающим оттуда пониманием счастливого будущего. Ну, понятное дело речь про пресловутый "замуж". Но это опять - второстепенно.

Мне очень понравился стиль писательницы. Вроде бы рассказ подан красивым языком Толстого и Некрасова, и тут вдруг на голову сыпется девчачий чуть ли не блатной институтский жаргон. И оно настолько в тему, что и сказать нечего. Все эти клички, прозвища и словечки-переделки действительно создают атмосферу закрытого учебного заведения.

Далее - для меня удивительно узнать, что девочки учились в такой строгости, что мальчикам в кадетских корпусах хвастаться уже и нечем. Туда не ходи, сюда ходи, спать только на одном боку, рука сверху одеяла, еда дешевая и мало, одежда одинаково скучная и бедненькая (вне зависимости от благосостояния воспитанницы), большинство книг - табу, за шалости - лишение встреч с родными и так далее. Разве что строем не ходили, а так всё то же самое.

Добило меня такое обстоятельство: каникулы институтки ТОЖЕ проводили в своей школе! Домой могли уехать две-три с курса, не более. Т.е. не местные девочки в теории могли с 8 до 17 лет так ни разу и не попасть в родной дом. Мда, очень укрепляет родственные отношения... Теперь понятно, почему юные леди так легко покидали отчий дом и неслись в объятия к новоиспеченному мужу (пофиг какому) - там уже будет ее собственная территория.

Кстати о мужчинах. Весьма забавно те барышни воспитаны: мужчина для них вовсе не тот, кто иного пола. Этого явно недостаточно. Мужчина тот, кто потенциально может за ней ухаживать, т.е. благородный. А сапожник Степка или растопщик Ванька - не мужчины. И при них можно переодеваться! Вот интересно, сколько таких гламурных дур, которые были уверены, что раз он не возьмет ее замуж, то и "ничего такого" он сделать не может, были изнасилованы этими растопщиками и сапожниками? Которые ведь по сути - солдаты, по 10-20 лет трубившие службу. И могли как бы и озвереть без женщины к моменту переодевания институтки...

Но при всем при этом старшеклассницы - сущие дети, которые даже в куклы играют. С нынешними 17-летними ровесницами никакого сравнения. По мозгам - максимум на современных 13-леток потянут. За редким исключением. А образование женское - это вообще песня. Писательница так красиво показала, что экзамены в Институте нужны вовсе не выпускницам (которым по большей части тот диплом и девать некуда, разве что если совсем сирота и пойдет в гувернантки), а самому педсоставу. Типа чем лучше пройдут испытания, тем выше цену можно ставить на следующий год. Ну и начинаются показательные выступления. Смешно! Потому что в советских школах было то же самое - при комиссии вызывались только отличники.

Так что "глубокие знания" Прони Прокоповны из пьесы "За двумя зайцами" - это вовсе не гротеск. Умные девочки получали нормальное образование не благодаря, а вопреки. Хотя в теории у них были все нужные предметы.

Так что вот такое знакомство с женской дореволюционной школой получилось. Школа - ужас, детство воспитанниц - коту под хвост, сами девчонки - веселухи и молодчины, а писательнице - уважение. Баллы я снял только по одной причине: слишком много французских и немецких диалогов. Они атмосферны, но мне кажется довольно было одного раза с указанием, что Мадам и мадемуазели говорят исключительно на великом и могучем языке Дюма.

Русская детская писательница, педагог, мемуаристка.


Окончила Смольный институт (1862), где с 1859 занималась у К. Д. Ушинского и В. И. Водовозова. В том же 1862 вышла замуж за Водовозова. В доме Водовозовых на «вторниках» бывали В. А. Слепцов, П. И. Якушкин, В. С. Курочкин и Н. С. Курочкин, П. А. Гайдебуров. В конце 1860-х изучала в Германии и Швейцарии детские сады, работавшие по системе Ф. Фребеля.

С 1863 участвовала в печати. Овдовев в 1886, вышла замуж за ученика и друга первого мужа В. И. Семевского. Последние годы жизни провела в крайней нужде, одиночестве, болезнях, доводивших до отчаяния и мыслей о самоубийстве.

Дебютировала в печати статьёй «Что мешает женщине быть самостоятельной?», написанной по поводу романа Н. Г. Чернышевского «Что делать?», в журнале «Библиотека для чтения» (1863; подпись Е. Ц-ская). В книге «Умственное развитие детей от первого появления сознания до восьмилетнего возраста» (Санкт-Петербург, 1871; 7-е издание 1913) основой дошкольного воспитания предлагала сделать народные песни, игры, сказки. В качестве пособия для воспитания по такой программе издала книгу «Одноголосые детские песни и подвижные игры с русскими народными мелодиями» (Санкт-Петербург, 1876).

В 1870-е годы сотрудничала в педагогических изданиях «Детское чтение», «Народная школа», «Голос учителя».

Издала книгу рассказов для детей «Из русской жизни и природы» (ч. 1-2, Санкт-Петербург, 1871-1872; несколько раз переиздавалась), выпустила книгу «Батрачка. Рассказ из народного быта» (Санкт-Петербург, 1871; под псевдонимом И. Бельский) и беллетристический сборник для детского чтения «На отдых» (Санкт-Петербург, 1880). Главной работой Водовозовой считается книга «Жизнь европейских народов. Географические рассказы» (т. 1-3, Санкт-Петербург, 1875-1883), в которой рассказывается о народах различных стран, их обычаях, народных увеселениях, занятиях, характере политической жизни. Переработанный и сокращённый вариант книги вышел под названием «Как люди на белом свете живут» (т. 1-10, Санкт-Петербург, 1894-1901).

Опубликовала множество произведений мемуарного характера: «К. Д. Ушинский и В. И. Водовозов. Из воспоминаний институтки» («Русское слово», 1887; подпись Н. Титова), «Дореформенный институт и преобразования К. Д. Ушинского» («Русское богатство», 1908), «Среди петербургской молодежи шестидесятых годов» («Современник», 1911), «Из давнопрошедшего» («Голос минувшего», 1915), очерк «В. А. Слепцов» («Голос минувшего», 1915), «В. И. Семевский» («Голос минувшего», 1917); эти и другие мемуарные очерки и воспоминания составили книги «На заре жизни» (Санкт-Петербург, 1911), «Грёзы и действительность» (Москва, 1918).

Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Екатерина Пронина Исторический аспект изучения проблемы трудового воспитания дошкольников Исторический аспект изучения проблемы трудового воспитания дошкольников Трудовое воспитание подрастающего поколения является одной из важнейших задач нашего общества...
Введение Глава I. Теоретические основы планирования воспитательно-образовательной работы в дошкольной образовательной организации 1.1. Психолого-педагогические основы организации методической работы по совершенствованию планирования педагогического процесса 1....
Контрольная работа № 2 по теме: «Чудесный мир классики» Вариант 1 Фамилия, имя: ________________________________________________ «Конёк-горбунок» ___________________________________________________ «Дары Терека» _______________________________________________...