Сообщение о берестове валентине дмитриевиче. Берестов В.Д. биография

29 минут на чтение

Берестов Валентин Дмитриевич
Годы жизни: 1 апреля 1928 г. - 15 апреля 1998 г.

Российский детский поэт. Валентин Берестов родился 1 апреля 1928 года в городе Мещовске, Калужской области в семье учителя. Читать будущий поэт научился в четыре года. Стихи начал писать с детства. Во время второй Мировой войны семья Берестовых оказалась в эвакуации в Ташкенте. И там ему посчастливилось познакомиться с Надеждой Мандельштам, которая познакомила его с Анной Ахматовой. Затем состоялась встреча с Корнеем Чуковским, сыгравшим большую роль в судьбе Валентина Берестова. И Ахматова и Чуковский отнеслись к началу его творчества с большим интересом и заботливостью. В то время К. И. Чуковский писал: «Этот четырнадцатилетний хилый подросток обладает талантом огромного диапазона, удивляющим всех знатоков. Его стихи классичны в лучшем смысле этого слова, он наделен тонким чувством стиля и работает с одинаковым успехом во всех жанрах, причем эта работа сочетается с высокой культурностью, с упорной работоспособностью. Его нравственный облик внушает уважение всем, кто соприкасается с ним».

Однако, прежде чем всерьез заняться литературой, Валентин Берестов закончил исторический факультет МГУ, аспирантуру Института этнографии и много работал в археологических раскопках. Эта работа явилась основой для художественных произведений познавательного характера (повести «Государыня пустыня», «Меч в золотых ножнах», «Приключений не будет»), а также для многих стихов и песен. «Раскопки - это своего рода общение с древними людьми, с человечеством», - писал В. Берестов.

Первые его публикации взрослых стихов в журнале «Юность» как раз и были посвящены этой экзотической профессии и стали излюбленной темой для пародистов.

Первый сборник стихов «Отплытие» вышел в 1957 г. и получил признание читателей, поэтов и критиков. В том же году выходит первая книга для детей «Про машину». Затем последовали сборники стихов: «Веселое лето», «Как найти дорожку», «Улыбка», «Жаворонок», «Первый листопад», «Определение счастья», «Пятая нога» и многие другие. «Берестов, - писал поэт Коржавин, - это прежде всего талантливый, умный и, если можно так выразиться, веселый лирический поэт». Анна Ахматова о коротких юмористических стихах Валентина Дмитриевича говорила ему: «Отнеситесь к этому как можно серьезнее. Так никто не умеет».

Берестов, как публицист, изучал творчество других поэтов. Пушкинистика Берестова отличается глубинным прочтением произведений поэта. «Я стремился понять, почему его стихи так прекрасны. И на этом пути сделал некоторые находки, связанные с биографией Александра Сергеевича». Также увлекательны его статьи о Дале, Блоке, Есенине, Мандельштаме, о творчестве Высоцкого. Он написал мемуары о детстве и о великих современниках (Чуковском, Ахматовой, А. Толстом, Пастернаке, В. Пудовкине и многих других). Он занимался пересказами библейских преданий, переводами, и в первую очередь - переводами стихов близкого ему по духу бельгийского поэта Мориса Карема, получившего в Париже титул «Короля поэтов».

В последние годы жизни он иногда писал и выпускал детские сказки вместе со своей женой. Главная работа Берестова в девяностые годы - это составление вместе с женой, художницей и архитектором, «Избранного» по «Толковому словарю» В. И. Даля. В 2001 г. эта книга вышла в свет. В эти же годы Валентин Дмитриевич много времени уделяет передачам по радио и телевидению. Он сочиняет музыку для своих стихов, выступает с музыкальными группами.

«Если бы меня спросили, кто - человек столетия, я бы сказала: Валентин Берестов. Потому что именно таких людей двадцатому веку не хватало больше всего». К этому высказыванию Новеллы Матвеевой могли бы присоединиться многие. Валентину Берестову благодарны многие замечательные детские писатели, которым он помог сделать первые шаги в литературе.

Все исследователи обязательно сообщают, что Валя Берестов научился читать в четыре года. Но почему-то никто не рассказывает, каким необыкновенным способом это произошло. Дело в том, что первым буквам (во всяком случае - двум первым буквам) мальчика научила слепая прабабушка. Она выписывала газету «Известия» и, не имея возможности читать, просила правнука пересказывать словами карикатуры, которые в газете помещались. «На иных карикатурах, какие я ей рассказывал, - вспоминал Валентин Дмитриевич - средь бурного моря высился гордый утёс с четырьмя буквами по крутому обрыву. «Три одинаковых буквы рядом? - спросила прабабушка. - Не иначе СССР!» Это и было первое слово, прочитанное будущим поэтом.
Он родился в маленьком городе Мещовске, а на исходе жизни написал книгу, которая так и называлась - «Детство в маленьком городе». Там есть и замечательный папа - учитель истории, и совсем молодая мама, и бабушка, тайком от всех окрестившая внука, и единственная городская библиотека, где Валя Берестов, научившись читать, хохотал над книжками так громко, что его уводили на крыльцо под навес… Но мемуарный том кончается ранним детством, в нём нет рассказа про войну, которая забросила семью Берестовых в Ташкент и, в конечном счете, указала вдохновенному читателю путь в писатели. Потому что именно в Ташкенте, в эвакуации, жили тогда люди, с которыми мальчик из города Мещовска при других обстоятельствах вряд ли бы познакомился.
В местном Дворце пионеров преподавала английский язык женщина по имени Надежда Яковлевна. Она заметила способного ребёнка, давно писавшего стихи, и отвела его к своей знакомой - Анне Андреевне… Так Валентин Берестов увидел Надежду Мандельштам и Анну Ахматову. А потом он познакомился с Чуковским, и это была уже не просто встреча, это была судьба. Сначала Чуковский буквально спас серьёзно заболевшего подростка, а уже после войны, на долгие годы остался верным старшим другом и коллегой по литературному цеху.
Правда, от писательских дел Валентин Берестов отвлёкся на десять с лишним лет, чтобы закончить истфак МГУ, аспирантуру Института этнографии, поработать на археологических раскопках в Новгороде и Хорезме… Но от судьбы не уйдёшь, и поиски слов для выражения чувств пересилили всё остальное. Берестов даже спросил как-то Чуковского: «…чем же мне заниматься в литературе, на чём одном сосредоточиться?»
«Вы всегда будете переходить от науки к детстихам, от детстихов к лирике, от лирики к художественной прозе, - ответил Корней Иванович. - Такова особенность вашей психики». Многоопытный мастер оказался абсолютно прав, предсказывая начинающему автору такую непростую, зато совсем нескучную творческую судьбу. Однако жизнь оказалась значительно богаче предсказания, ибо к перечисленным жанрам добавились ещё публицистика, переводы, литературоведение, мемуары и даже настоящие, по выражению Новеллы Матвеевой, трубадурские песни, которые Валентин Дмитриевич стал исполнять для широкой публики уже в очень зрелом возрасте.
Такое размашистое разнообразие могло бы показаться удивительным и даже странным, если бы не одна черта, одно-единственное свойство, которое собирает в дружную семью все книги, все строчки, все слова и даже самые маленькие запятые, оставленные на бумаге Валентином Берестовым. Научного названия нет. А «своими словами», по-человечески, волшебное это свойство называется, наверное, так: умная простота. Причём от полноты жизни, от уверенности в том, что эта жизнь, несмотря ни на что, прекрасна, добрый писатель Берестов почти всё время улыбается. И, совершенно не стесняясь, пишет буквально так:

Конечно, его изыскания в области пушкиноведения или шекспироведения - серьёзный труд. Однако, выступая по радио, Берестов вдруг берёт и «пересказывает» каждую главу «Евгения Онегина» одним четверостишием собственного сочинения. Например:

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Конечно, лирические произведения поэта у одних читателей вызывают светлую грусть, у других - умиление, задумчивость и даже философский настрой, но между плавно текущих ямбов то и дело блеснёт пара строк, после которых всё равно улыбнёшься:

Что же говорить о «детстихах», которые предсказывал Чуковский. Разумеется, человек такого настроя, такого склада, как Валентин Берестов, стал одним из самых любимых детских поэтов второй половины минувшего века. Обаяние его весёлых «стишков» было настолько велико, что долгое время Валентин Дмитриевич считался поэтом исключительно для малышей и малюток.

На самом деле и взрослые и дети начали радоваться с 1957 года, когда на свет появилась тонюсенькая книжечка для дошкольников «Про машину» - первое детское издание Берестова. Потом стали выходить сборники стихов и сказок: «Весёлое лето», «Картинки в лужах», «Улыбка»… Сказки были и поэтические, и прозаические, иногда написанные вместе с горячо любимой женой - художницей и писательницей Татьяной Александровой. В шестидесятых годах появились исторические повести «Меч в золотых ножнах» и «Два огня» - отголоски научной юности Валентина Дмитриевича. Солидный двухтомник избранных произведений вышел в год смерти писателя, и по мере движения дальнейшей жизни всё больше серьёзных взрослых людей стали говорить о творчестве Валентина Берестова всё больше серьёзных взрослых слов. Они безусловно правы. Только не надо забывать, что именно этот человек очень хорошо знал или хотя бы догадывался, как решить самую важную проблему на свете:

Ирина Линкова

ПРОИЗВЕДЕНИЯ В.Д.БЕРЕСТОВА

ИЗБРАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ: В 2 т. - М.: Изд-во Сабашниковых: Вагриус, 1998.
В два солидных тома избранных сочинений Валентина Берестова вошли его «детские» и «взрослые» стихи, фантастические произведения, а еще повести, рассказы и очерки по археологии.

ВЕСЕЛОЕ ЛЕТО / Рис. В.Сутеева. - М.: РОСМЭН: Лига, 1996. - 17 с.: ил.
Маленькие стишки для самых маленьких детей.

ЖАВОРОНОК: Стихи и сказки / Рис. Л.Токмакова. - М.: Дет. лит., 1988. - 144 с.: ил.
Художник Лев Токмаков часто иллюстрировал книги Валентина Берестова. И что удивительно, ему удается «сделать» очередную книжку вовсе не похожей на все предыдущие. Не потому ли одни и те же стихи поэта каждый раз звучат чуть по-новому.

БЕРЕСТОВ В. ЗАСТЕНЧИВЫЙ ТРУБАЧ / Ил. Г. и Н.Александровых, И.Билибина. - М.: Вагант, 2001. - 487 с.: ил.
Удивительный сборник. Он составлен с любовью и нежностью близкими поэта уже после его смерти. В него включены воспоминания Валентина Берестова, стихи и переводы разных лет и даже… «настоящие трубадурские песни со своими собственными оригинальными мелодиями» (Новелла Матвеева).

На самом деле - как это хорошо!

КАРТИНКИ В ЛУЖАХ: Стихи / Рис. Л.Токмакова. - М.: РОСМЭН, 1996. - 112 с.: ил.
Кто сказал, что по лужам можно только бегать? Ничего подобного. Их можно разглядывать, как самые настоящие картины.

ЛЮБИМЫЕ СТИХИ / Худож. Т.Галанова, Е.Запесочная, Н.Кудрявцева и др. - М.: АСТ-Пресс, 1997. - 287 с.: ил.
Ну, что тут скажешь, любимые стихи - они и есть любимые стихи!

ПЕРВЫЙ ЛИСТОПАД: Стихи / Послесл. Л.Звонаревой; Рис. Т.Александровой. - М.: Дет. лит., 1990. - 94 с.: ил.
Какая солнечная книжка… В ней так много света - и от стихов Валентина Берестова, и от рисунков Татьяны Александровой.

ПО ДОРОЖКЕ В ПЕРВЫЙ КЛАСС: Стихи / Худож. С.Остров. - М.: Малыш, 1990. - 24 с.: ил.
Стихи можно написать… Но, оказывается, что стихи можно еще и нарисовать.

СТИХИ О ДЕТСТВЕ И ЮНОСТИ / Худож. А.Денисов. - М.: Сов. Россия, 1981. - 112 с.: ил.

УДИВЛЕНИЕ: Стихи. - Калининград: Янтарный сказ, 2002. - 176 с.: ил.
Недаром говорят, что все хорошее - от удивления.

ШКОЛЬНАЯ ЛИРИКА: Стихи / Худож. А.Ременник. - М.: Дет. лит., 1981. - 110 с.: ил.
Многие знатоки детской психологии до сих пор утверждают, что подростки не понимают и не любят стихов. Как же они, знатоки эти, ошибаются!

ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА / Худож. В.Канивец. - СПб.: Мир ребенка, 1997. - 94 с.: ил.
Старая сказка, рассказанная по-новому.

ЮНОСТЬ ДАВИДА; ПРЕДСКАЗАТЕЛЬ ИОНА: Библейские предания / Пересказал В.Берестов // Вавилонская башня и другие древние легенды. - М.: РОСМЭН, 2001. - С. 109-128; с. 185-193.
В середине 1960-х годов К.И.Чуковский задумал удивительное по тем временам издание. Под его редакцией должен был выйти сборник пересказов библейских мифов. Адресован он был дошкольникам и первоклассникам. А над пересказами трудились самые талантливые детские писатели, среди которых был и Валентин Берестов. К сожалению, тогда сборник не увидел свет по «идеологическим» соображениям. И только в начале 90-х эта книга наконец-то была издана.
Кстати, пересказы двух библейских легенд, выполненных для этого сборника Валентином Берестовым, можно найти и в других изданиях. Например: Александрова Т., Берестов В. Застенчивый трубач. - М.: Дрофа, 2001.


АЛЕКСАНДРОВА Т.И., БЕРЕСТОВ В.Д. ЗАСТЕНЧИВЫЙ ТРУБАЧ: Стихи, повесть, фантастика, библейские предания / Сост. Р.Н.Ефремова; Худож. Л.А.Токмаков. - М.: Дрофа, 2001. - 476 с.: ил.

АЛЕКСАНДРОВА Т.И., БЕРЕСТОВ В.Д. КАРУСЕЛЬ: Стихи и сказки / Сост. Р.Н.Ефремова; Худож. Г.В.Александрова. - М.: Дрофа, 2001. - 443 с.: ил.

АЛЕКСАНДРОВА Т.И., БЕРЕСТОВ В.Д. КУЗЬКА: Сказки / Сост. Р.Н.Ефремова; Худож. Г.В.Александрова. - М.: Дрофа, 2001. - 348 с.: ил.

АЛЕКСАНДРОВА Т.И., БЕРЕСТОВ В.Д. КАТЯ В ИГРУШЕЧНОМ ГОРОДЕ: Повесть-сказка / Худож. Л.Токмаков. - М.: Дет. лит., 1990. - 127 с.: ил.
Что вы любили больше всего на свете, когда вам было пять? Сказки и игрушки! В этой книге есть и то, и другое.


- БЕРЕСТОВ - ПЕРЕВОДЧИК -

ВАНГЕЛИ С.С. ГУГУЦЕ - КАПИТАН КОРАБЛЯ / Пер. с молд. В.Берестова. - М.: Дет. лит., 1980. - 175 с.: ил.

ВИЕРУ Г.П. ВЕСЕЛАЯ АЗБУКА: Сказки / Пересказал с молд. В.Берестов. - М.: Дет. лит., 1979. - 69 с.: ил.

ГРУБИН Ф. ЦЫПЛЕНОК И ПОЛЕ: Стихи / Пересказ с чеш. В.Берестова. - М.: Дет. лит., 1977. - 12 с.: ил - (Для маленьких).

ДАНИЛОВ С.П. КРУГЛЫЙ ДОМ / Вольный пересказ с якут. - М.: Малыш, 1970. - 16 с.: ил.

КАРЕМ М. ПЕСЕНКА ВОЛЫНКИ: Стихи / Пер. с фр. В.Берестова, М.Яснова. - Л.: Дет. лит., 1986. - 36 с.: ил.

ПЕРРО Ш. КОТ В САПОГАХ: Сказка / Пер. с фр. В.Берестова. - М.: Дет. лит., 1970. - 32 с.: ил.

ЮСУПОВ Н.А. КТО КОГО ЛЮБИТ: Стихи / Пер. с лакск. В.Берестова. - М.: Дет. лит., 1984. - 126 с.: ил.


- БЕРЕСТОВ - СОСТАВИТЕЛЬ -

.
Об этом уникальном издании, подготовленном Валентином Дмитриевичем Берестовым, на страницах нашего сайта рассказала Елена Михайловна Кузьменкова, создатель Берестовского центра в Российской государственной детской библиотеке.

ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО КОРНЕЯ ЧУКОВСКОГО: Сб. / Сост. В.Берестов - М.: Дет. лит., 1978. - 317 с.: ил.
В какой-то степени этот сборник - одно из лучших произведений Валентина Берестова. Его поклон своему Учителю - Корнею Ивановичу Чуковскому. А статья Валентина Дмитриевича «Пища богов» - украшение сборника.

Надежда Ильчук, Ирина Казюлькина

ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ В.Д.БЕРЕСТОВА

Берестов В. [О себе] // Ку-ка-ре-ку. - М.: СП «Слово»; [Сыктывкар]: Коми кн. изд-во, . - С. 109.

Берестов В. Светлые силы: Из книги воспоминаний // Берестов В. Избр. произв.: В 2 т.: Т. 1. - М.: Вагриус, 1998. - С. 509-601.

Ампилов А. «Вот так и идти бы сквозь сумрак и свет…» // Ампилов А. Домашние тапочки: Стихи. - СПб.: Вита Нова, 2002. - С. 156-157.

Бегак Б. Доброе утро // Бегак Б. Сложная простота. - М.: Сов. писатель, 1980. - С. 179-193.

[Воспоминания Ф.Г.Раневской о встрече с В.Берестовым в 1946 году] // Щеглов А. Раневская: Фрагменты жизни. - М.: Захаров, 1998. - С. 94.

Звонарева Л. «Художник, что живет в любом из нас…» // Берестов В. Первый листопад. - М.: Дет. лит., 1990. - С. 86-89.

Колотов Б. Воспоминания о Валентине Берестове. - М.: Макс-Пресс, 2002. - 40 с.: ил.

Кузнецова Н.И. Мещерякова М.И. Берестов Валентин Дмитриевич // Русские детские писатели ХХ века: Биобиблиогр. словарь. - М.: Флинта: Наука, 1998. - С. 54-56.

Михалков С. Стихи Валентина Берестова // Михалков С. Чувство локтя. - М.: Сов. писатель, 1971. - С. 254-257.

Падерина Е.Г. Берестов Валентин Дмитриевич // Русские писатели 20 века: Биогр. словарь. - М.: Большая Российская Энциклопедия, 2000. - С. 90-91.

Турков А. На солнечной опушке // Берестов В. Улыбка. - М.: Дет. лит., 1986. - С. 5-8.

Чернов А.Ю. Прогулка по Невскому с Валентином Берестовым; Руны брату: Стихи // Чернов А.Ю. Нежилой фонд. - М.; СПб.: Изограф, 2000. - С. 97, с. 105.

Н.И., И.К.

ЭКРАНИЗАЦИИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ В.Д.БЕРЕСТОВА

Как нашли друга. Мультфильм. Реж. Л.Домнин. СССР, 1981.

Н.И.

Александрова Т., Берестов В. Катя в игрушечном городе: Подснежник

Из книги
Татьяны Александровой и Валентина Берестова
«Катя в игрушечном городе»

ПОДСНЕЖНИК


Мишка очень обрадовался, когда Катя согласилась пойти к нему в гости. Он взял ее в лапы и понес.
- Быть медвежонком, Катюша, не так-то просто, - втолковывал он девочке по дороге. - Для этого нужно любить мед.
- Я его люблю! - ответила Катя.
- Молодец! - похвалил Мишка. - А малину?
- И малину, - сказала Катя. - Она сладкая.
- Умница! - одобрил Мишка.
Дальше выяснилось, что медвежонку надо уметь ходить на задних лапах, кувыркаться, баловаться, лазать по деревьям, плескаться в ручье и, конечно, спать.
Катя все это умела.
- Ты даже не подозреваешь, дочка, - гудел довольный Мишка, - до чего славный медвежонок из тебя получается! Только когда плещешься и вообще когда приятно, всегда делай «фрр», когда спишь - «хрр», а когда сердишься, делай как можно громче «гррр!».
(Повторяем медвежьи звуки, сопровождая их движениями)
- Кстати, ты знаешь, что такое подберезовик? - спросил Мишка. Мордочка у него была хитрая.
- Это такой гриб - ответила Катя.
- Фрр! Вот и не угадала! - обрадовался Мишка.- Это медведь, который спит под березой. А что такое подосиновик?
- Медведь, который спит под осиной? - предположила Катя.
- Фрр! Вот чудачка! - развеселился Мишка. - Это такой гриб с красной шляпкой. А что такое подснежник?
- Весенний цветок - ответила Катя.
- Ничего себе цветок! - удивился Мишка.- Подснежник - это медведь, который всю зиму спал под снегом, а весной вылез на солнышко. Не смейся, пожалуйста, это тебе не шутка - проспать всю зиму. А вот и берлога.
Это была круглая корзинка, а в ней мягкая перина, теплое одеяло, пуховая подушка и книжка с картинками.
Мишка уложил Катю в берлогу и спросил:
- Кстати, какая лапа у тебя самая вкусная? Не знаешь? Надо знать! У меня, например, левая. Поэтому ползимы я сосу правую лапу, а левую, самую вкусную, берегу на закуску. Ну, теперь спи, тренируйся. Сон для нас, медведей, очень важное дело.
И Мишка начал покачивать корзинку, напевая песенку:

Спит медведь в своей берлоге
Под большой сосной.
Спать он осенью ложится,
А встает весной.

Катя изо всех сил старалась уснуть, но ничего у нее не получалось. Тогда она хлопнула в ладоши и закричала:
- Раз-два-три! Зима кончилась!

Тук-тук-тук! стучат капели,
Гонят Мишку из постели.

И поскорее выбралась наружу, довольная, что из нее получился такой веселый подснежник.

Но Мишка только вздохнул и решил сам показать девочке, как надо учиться спать, залез в берлогу, взбил подушку, подоткнул одеяло, взял книжку, сделал «хррр!», и книжка накрыла его с головой.
- Как у него здорово получается! - позавидовала Катя.
Она тихо постояла рядом с берлогой, потом побегала вокруг корзинки, потом заглянула в щелку: Мишка во сне вынимал из пасти правую лапу, чтобы приняться за левую.
«Значит, ползимы прошло, - решила девочка. - Новый год уже позади!» И тут она придумала песенку:

Поэт, писатель, переводчик.

Лауреат Государственной премии РСФСР (1990)

Один лишь раз, и то
в начале детства,
Мой дядя, тот, погибший
на войне,
К нам заезжал. Но до сих пор
вглядеться
Могу в его глаза. Они во мне.
Все остальное - облик
и слова -
Забыто. Но еще,
припоминаю,
Была трава. Нездешняя
трава.
Высокая и тонкая. Лесная.
Должно быть, в лес
(он на краю земли
Был для меня) занес меня
мой дядя,
И там мы на поляне
прилегли,
Счастливые, в глаза друг
другу глядя.
И я заметил нити
на белках,
И складки век, и редкие
ресницы,
И два зрачка, две
точечки-зеницы
В двух серых и лучащихся
зрачках.
И то, как сам я отразился
в них,
И то, как их застлала
поволока
И шевельнулись веки…
Только миг
Запомнил я. Одно
мгновенье ока.

«Если бы меня спросили, кто — человек столетия, я бы сказала: Валентин Берестов. Потому что именно таких людей двадцатому веку не хватало больше всего» - говорила Новелла Матвеева о Валентине Берестове.


Валентин Берестов родился 1 апреля 1928 года в городе Мещовске, Калужской области в семье учителя.

У Берестова были любящие родители, папа - учитель истории, добрые бабушки и дедушки. Читать будущий поэт учился в четыре года достаточно необыкновенным способом. Первым буквам мальчика научила слепая прабабушка. Она выписывала газету «Известия» и, не имея возможности читать, просила правнука пересказывать словами карикатуры, которые в газете помещались. «На иных карикатурах, какие я ей рассказывал, — вспоминал Валентин Дмитриевич — средь бурного моря высился гордый утёс с четырьмя буквами по крутому обрыву. «Три одинаковых буквы рядом? — спросила прабабушка. — Не иначе СССР!» Это и было первое слово, прочитанное будущим поэтом.

Ему было тринадцать, когда из его Мещевска его эвакуировали в Ташкент, где от болезни и голодной смерти спас его Корней Чуковский, где он, мальчик, подружился с Анной Ахматовой и Надеждой Яковлевной Мандельштам, а еще с Муром, сыном Цветаевой.

В Ташкенте у него завелись тетради для стихов, и своих и чужих, по его собственному свидетельству: «Мама работала вахтершей на фабрике Гознак, эвакуированной в Ташкент из Москвы, охраняла тюки с только что отпечатанными деньгами. При погрузке тюки с ассигнациями, завернутыми в плотную бумагу, рвались. Деньги перепаковывали, бумагу выбрасывали. Мама подбирала обрывки с розовыми отпечатками сторублевок и делала мне тетради. Я заполнял их мельчайшим почерком, чтобы больше уместилось, часто писал в две колонки».

Валентин вместе с двумя своими друзьями-стихотворцами учился литературоведению у Лидии Корнеевны Чуковской и английскому языку у Надежды Яковлевны Мандельштам. Надежда Яковлевна и Анна Андреевна Ахматова ютились тогда вместе в крошечной квартирке.

«И вот вдова врага народа, в комиссарской кожанке, повела нас к матери каторжника, да еще и сына расстрелянного контрреволюционера, похвалиться нашими (и своими) успехами», - вспоминал Берестов. Ахматова в первую же встречу прочитала им свою «Поэму без героя». Обрадовалась, когда они в библиотеке открыли для себя Иннокентия Анненского. Несколько раз вынимала из шкатулки рукописи «Поэмы горы» и «Поэмы воздуха», подаренные ей перед войной Мариной Цветаевой, бережно развертывала листы и погружалась в чтение. Но старалась не отягощать детей напоминаниями о невзгодах. «Сколько тогда было горя в ее жизни! - восклицает Валентин Дмитриевич. - Мы ничего об этом не знали. Свой «Реквием» она тоже нам не прочла, оберегая нас от запретного и страшного в то время знания».

Корней Чуковский сыграл позже большую роль в судьбе Валентина Берестова. И Ахматова и Чуковский отнеслись к началу его творчества с большим интересом и заботливостью.

Берестов даже спросил как-то Чуковского: «…чем же мне заниматься в литературе, на чём одном сосредоточиться?»


«Вы всегда будете переходить от науки к детстихам, от детстихов к лирике, от лирики к художественной прозе, — ответил Корней Иванович. — Такова особенность вашей психики».

Мастер оказался абсолютно прав, предсказывая начинающему автору такую непростую, зато совсем нескучную творческую судьбу. Однако жизнь оказалась значительно богаче предсказания, ибо к перечисленным жанрам добавились ещё публицистика, переводы, литературоведение, мемуары и даже настоящие, по выражению Новеллы Матвеевой, трубадурские песни, которые Валентин Дмитриевич стал исполнять для широкой публики уже в очень зрелом возрасте.

Сам Берестов напишет позже о Чуковском и Ахматовой:

У АХМАТОВОЙ

О счастье! - на рассвете
юных дней
Смешить Ахматову,
смеяться вместе с ней!
"Нет, совести не видно
в вас ни капли,
Ведь я Ахматова,
не Чарли Чаплин.
Прочтите обо мне
в энциклопедии.
Я склонна к пессимизму
и трагедии".

УРОК ЧУКОВСКОГО

"Писать вы стали мелко,
Поспешно, ловко, вяло.
Поделка за поделкой,
Безделка за безделкой.
К чему крутиться белкой?
Вам, видно, платят мало?
Не вижу в этом смысла, -
Сказал Чуковский. -
Хватит.
Пишите бескорыстно,
За это больше платят!"

В то время Корней Чуковский писал:

«Этот четырнадцатилетний хилый подросток обладает талантом огромного диапазона, удивляющим всех знатоков. Его стихи классичны в лучшем смысле этого слова, он наделен тонким чувством стиля и работает с одинаковым успехом во всех жанрах, причем эта работа сочетается с высокой культурностью, с упорной работоспособностью. Его нравственный облик внушает уважение всем, кто соприкасается с ним».

В 1944 году семья Берестовых перебралась в Подмосковье.

Однако, прежде чем всерьез заняться литературой, Валентин Берестов закончил исторический факультет МГУ, аспирантуру Института этнографии В 1946 году Берестов впервые поехал на археологические раскопки в Хорезм и Новгород. Эта работа явилась основой для художественных произведений познавательного характера (повести «Государыня пустыня», «Меч в золотых ножнах», «Приключений не будет»), а также для многих стихов и песен. «Раскопки — это своего рода общение с древними людьми, с человечеством», — писал Валентин Берестов.

Первые его публикации в 1946 году в журнале «Юность» были посвящены этой экзотической профессии.

Первый сборник стихов Валентина Берестова «Отплытие» вышел в 1957 году и получил признание читателей, поэтов и критиков. В том же году выходит первая книга для детей «Про машину». Затем последовали сборники стихов: «Веселое лето», «Как найти дорожку», «Улыбка», «Жаворонок», «Первый листопад», «Определение счастья», «Пятая нога» и многие другие.

"ИГУАНОДОН"

Жил-был игуанодон
Весом восемьдесят тонн
И дружил он с птицей-птеродактилицей.
Ничего эта птица не пела,
Лишь зубами ужасно скрипела.
И скрипела она, и стонала,
А других она песен не знала.

Но в восторге хриплый стон
Слушал игуанодон,
Радуясь певице-птеродактилице!
Ибо звуки ужасные эти
Были первою песней на свете,
Самой первою песней на свете
На безлюдной, на дикой планете.

«Берестов, — писал поэт Коржавин, — это, прежде всего, талантливый, умный и, если можно так выразиться, веселый лирический поэт». Анна Ахматова о коротких юмористических стихах Валентина Дмитриевича Берестова говорила ему: «Отнеситесь к этому как можно серьезнее. Так никто не умеет».

После ареста Андрея Синявского и Юлия Даниэля Берестов и Окуджава подписали письма шестидесяти двух писателей в защиту Синявского. Берестову эта подпись, сослужила доброе дело, и освободила от массы скучных обязанностей: ему больше не надо было заседать в комиссиях и президиумах, на нем перестали висеть молодые графоманы с просьбой о внутренней рецензии или о рекомендации в союз писателей. Hаказание обернулось льготой.

В начале 70-х он перенес тяжелую болезнь. И стеклянная трубочка нитроглицерина всегда сопровождала его в наших прогулках по улице Академика Волгина и прочим окрестностям Теплого Стана.

Берестов был совершенно нетипичным писателем, совсем не похожим на советского литератора. Большой человек, радостный и абсолютно свободный.

Он был женат на Татьяне Ивановне Александровой - художнице, рисовавшей портреты детей и портреты цветов, и по совместительству - сказочницей, автором книжки про домовенка Кузьку. Так получилось само собой, что их кооперативная формально трехкомнатная квартира в середине 70-х стала едва ли не единственным домом в Москве, где регулярно, не реже, чем каждую среду, а то и по два-три раза в неделю, собирались молодые поэты, художники и журналисты.

Когда Татьяны Александровой не стало, он не написал цикл на ее уход. Но только четыре строчки:

Розы в свете морозного дня.
У могилы стою на ветру.
И впервые утешит меня
Мысль о том, что я тоже умру.

Берестов любил писать эпиграммы. Они имели почти физиологический успех у слушателей. Его юмор мало походил на разрешенную юмористику "Литгазеты". И тем звонче противостоял серьезной и скучной эпохе:

- Собачья жизнь, - сказала кошка.
И легче стало ей немножко.

Или из тех же лет:


Hа кочку влез болотный хмырь:
- Какая даль!.. Какая ширь!..

Берестов, как публицист, изучал творчество других поэтов. Пушкинистика Берестова отличается глубинным прочтением произведений поэта. «Я стремился понять, почему его стихи так прекрасны. И на этом пути сделал некоторые находки, связанные с биографией Александра Сергеевича».

1 апреля 1998 года, в день своего семидесятилетия Валентин Берестов выступал на славянском факультете Колумбийского университета в Нью-Йорке. Он рассказывал о "спрятанном стихотворении Пушкина" - одном из его последних стихотворений 1836 года, замаскированном под народную песню.

Как за церковью за немецкою
Добрый молодец
Богу молится.
Как не дай Боже хорошу
жену,
Хорошу жену в честной пир
зовут,
Меня молодца,
не примолвили.
Хорошу жену в новы саночки,
Меня, молодца,
на запяточки.
Хорошу жену на широкий
двор,
Меня, молодца,
за воротички.

Догадку о том, что это не народная песня, а стихи самого Пушкина, высказал еще его первый биограф поэт Анненков 150 лет назад, но доказал это - всесторонне и убедительно - Берестов. Первым делом, с чего бы это в Михайловском или на ярмарке в Святых Горах стали петь песню о "немецкой" (иноверческой) церкви? А Пушкин жил в Петербурге на Мойке именно за "немецкой", то есть лютеранской, церковью. И так далее и тому подобное - целая цепь логичных доказательств.

Профессор Борис Гаспаров, лингвист и литературовед тартуской школы, по характеру скорее скептик, чем легковер, после лекции сказал: "Вы меня абсолютно убедили". Как убедил Берестов в свое время Сергея Бонди и ряд других видных пушкинистов.

Также интересны и увлекательны его статьи о Дале, Блоке, Есенине, Мандельштаме, о творчестве Высоцкого. Валентин Берестов написал мемуары о детстве и о великих современниках (Чуковском, Ахматовой, А. Толстом, Пастернаке, В. Пудовкине и многих других). Он занимался пересказами библейских преданий, переводами, и в первую очередь — переводами стихов близкого ему по духу бельгийского поэта Мориса Карема, получившего в Париже титул «Короля поэтов».

Валентин Берестов интересно объяснял эволюцию любовной лирики за последние двести лет:

Сначала говорили: "Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты". Потом наоборот: "Я помню чудное мгновенье, перед тобой явился я!" А теперь поэту вообще никто не нужен, он пишет: "Я помню чудное мгновенье: перед Собой явился Я".

Эгоцентризм в творчестве был для него неприемлем.

Когда в России поэтам пришлось срочно переквалифицироваться в журналисты или разносчики газет, когда перестали выходить книжки даже "живых классиков" и уже не кормило "Бюро пропаганды худлитературы", Берестов как-то очень просто и естественно нашел свою новую нишу. Он стал зарабатывать песнями. Не в том смысле, что он сочинял для композиторов тексты. Hет, совсем в ином. Как инвалид, а в прошлом ротный запевала берет баян и идет в электричку или в метрошный переход, так Валентин Берестов стал выступать с Эдуардом Успенским в радиопередаче "В нашу гавань заходили корабли". И обеспечивать себе пропитание пением фольклора военных и предвоенных лет! При этом он писал стихи, готовил до сих пор не вышедшее краткое издание словаря Даля, переложил для питерского издания "Мир ребенка" сказку "Царевна-лягушка", писал мемуары о своей юношеской дружбе с Ахматовой, Чуковским и Маршаком.

Но кормили - песни. И как-то само собой случилось, что его стихи про эшелоны августа 41-го года тоже стали песней. Он сам написал мелодию. И сам спел.

Берестов гордился своим талантом шансонье, которым он уже успел блеснуть в передаче "В нашу гавань заходили корабли". На лекциях он исполнял песни собственного сочинения - про эвакуацию, вокзальный кипяток, военные эшелоны, идущие на запад: "С милым домом разлученные…".

С милым домом разлученные,
В горьком странствии своем
Пьем мы только кипяченую,
На чужих вокзалах пьем.
Было нам в то время грозное
Чем залить свою тоску.
Эх ты, царство паровозное!
Сколько хочешь кипятку.

Погодите-ка товарные!
Пей, бригада, кипяток.
Пропустите санитарные
Эшелоны на восток.
Погодите, пассажирские!
Сядьте, дети, на траву,
Воевать полки сибирские
Мчат курьерским под Москву.

Командиры осторожные
Маскировку навели.
Эх, березоньки таежные,
Далеко ж вас увезли.
Паровоз рванет и тронется,
И вагоны полетят.
А березки как на Троицу,
Как на избах шелестят.

В последние годы жизни он иногда писал и выпускал детские сказки вместе со своей женой. Главная работа Берестова в девяностые годы — это составление вместе с женой «Избранного» по «Толковому словарю» В. И. Даля. В 2001 году эта книга вышла в свет.

В эти же годы Валентин Дмитриевич Берестов много времени уделял передачам по радио и телевидению. Многим детским писателям Берестов помог сделать первые шаги в литературе.

Поэт Григорий Кружков писал о Валентине Берестове:

Он умер через две недели после своего возвращения из Америки. Ни там, ни здесь не берегся - выступал, ездил, поспевал всюду по первому зову, несмотря на давнюю болезнь сердца. Не жаловался никогда. Вообще мужественно относился к болезням, по-солдатски.

Берестов Валентин Дмитриевич
Годы жизни: 1 апреля 1928 г. - 15 апреля 1998 г.
Российский детский поэт. Валентин Берестов родился 1 апреля 1928 года в городе Мещовске, Калужской области в семье учителя. Читать будущий поэт научился в четыре года. Стихи начал писать с детства. Во время второй Мировой войны семья Берестовых оказалась в эвакуации в Ташкенте. И там ему посчастливилось познакомиться с Надеждой Мандельштам, которая познакомила его с Анной Ахматовой. Затем состоялась встреча с Корнеем Чуковским, сыгравшим большую роль в судьбе Валентина Берестова. И Ахматова и Чуковский отнеслись к началу его творчества с большим интересом и заботливостью. В то время К. И. Чуковский писал: «Этот четырнадцатилетний хилый подросток обладает талантом огромного диапазона, удивляющим всех знатоков. Его стихи классичны в лучшем смысле этого слова, он наделен тонким чувством стиля и работает с одинаковым успехом во всех жанрах, причем эта работа сочетается с высокой культурностью, с упорной работоспособностью. Его нравственный облик внушает уважение всем, кто соприкасается с ним».
Однако, прежде чем всерьез заняться литературой, Валентин Берестов закончил исторический факультет МГУ, аспирантуру Института этнографии и много работал в археологических раскопках. Эта работа явилась основой для художественных произведений познавательного характера (повести «Государыня пустыня», «Меч в золотых ножнах», «Приключений не будет»), а также для многих стихов и песен. «Раскопки - это своего рода общение с древними людьми, с человечеством», - писал В. Берестов.
Первые его публикации взрослых стихов в журнале «Юность» как раз и были посвящены этой экзотической профессии и стали излюбленной темой для пародистов.
Первый сборник стихов «Отплытие» вышел в 1957 г. и получил признание читателей, поэтов и критиков. В том же году выходит первая книга для детей «Про машину». Затем последовали сборники стихов: «Веселое лето», «Как найти дорожку», «Улыбка», «Жаворонок», «Первый листопад», «Определение счастья», «Пятая нога» и многие другие. «Берестов, - писал поэт Коржавин, - это прежде всего талантливый, умный и, если можно так выразиться, веселый лирический поэт». Анна Ахматова о коротких юмористических стихах Валентина Дмитриевича говорила ему: «Отнеситесь к этому как можно серьезнее. Так никто не умеет».
Берестов, как публицист, изучал творчество других поэтов. Пушкинистика Берестова отличается глубинным прочтением произведений поэта. «Я стремился понять, почему его стихи так прекрасны. И на этом пути сделал некоторые находки, связанные с биографией Александра Сергеевича». Также увлекательны его статьи о Дале, Блоке, Есенине, Мандельштаме, о творчестве Высоцкого. Он написал мемуары о детстве и о великих современниках (Чуковском, Ахматовой, А. Толстом, Пастернаке, В. Пудовкине и многих других). Он занимался пересказами библейских преданий, переводами, и в первую очередь - переводами стихов близкого ему по духу бельгийского поэта Мориса Карема, получившего в Париже титул «Короля поэтов».
В последние годы жизни он иногда писал и выпускал детские сказки вместе со своей женой. Главная работа Берестова в девяностые годы - это составление вместе с женой, художницей и архитектором, «Избранного» по «Толковому словарю» В. И. Даля. В 2001 г. эта книга вышла в свет. В эти же годы Валентин Дмитриевич много времени уделяет передачам по радио и телевидению. Он сочиняет музыку для своих стихов, выступает с музыкальными группами.
«Если бы меня спросили, кто - человек столетия, я бы сказала: Валентин Берестов. Потому что именно таких людей двадцатому веку не хватало больше всего». К этому высказыванию Новеллы Матвеевой могли бы присоединиться многие. Валентину Берестову благодарны многие замечательные детские писатели, которым он помог сделать первые шаги в литературе.
Умер Валентин Дмитриевич 15 апреля 1998 года в Москве.

Валентин Берестов родился 1 апреля 1928 года в семье учителя. Вероятно, поэтому читать он научился в 4 года, что для того времени было весьма рано: ведь на дворе стояли двадцатые годы двадцатого столетия. Семья будущего поэта и писателя проживала в то время в Калужской области, городе Мещовске. В городе протекала река Турея, куда маленький Валентин любил бегать с друзьми. Стихи он начал писать еще в детстве.

Война застала семью Берестовых в этом же самом городе. Затем была эвакуация и Валентин вместе с родителями оказался в Ташкенте. Ему было 14. Надо сказать, что ему очень повезло в Ташкенте: он познакомился с Надеждой Мандельштам, которая и представила его Анне Ахматовой. Затем – встреча с Корнеем Чуковским, сыгравшим большую роль в судьбе Валентина Берестова.

Чуковский остался очарован юношей. Он писал: “Этот четырнадцатилетний хилый подросток обладает талантом огромного диапазона, удивляющим всех знатоков. Его стихи классичны в лучшем смысле этого слова, он наделен тонким чувством стиля и работает с одинаковым успехом во всех жанрах, причем эта работа сочетается с высокой культурностью, с упорной работоспособностью.”

В 1944 году семья Берестовых перебралась в Подмосковье. Валентин Берестов закончил исторический факультет МГУ, затем аспирантуру Института этнографии. В 1946 году, ещё в студенческие годы, Берестов впервые поехал на археологические раскопки (Новгород, Хорезм). Первые его публикации взрослых стихов в журнале «Юность» как раз и были посвящены этой экзотической профессии и стали излюбленной темой для пародистов.

Первые произведения опубликовал в журнале “Смена” в 1946 г. Первый поэтический сборник «Отплытие» и первая детская книжка для дошкольников «Про машину» вышли в 1957 году. Затем читатели познакомились со сборниками стихов и сказок «Весёлое лето», «Картинки в лужах», «Улыбка» и другие.

Валентин Дмитриевич очень интересовался не только творчеством других писателей и поэтов, но и старался добраться до истоков их таланта. О пушкине он писал: “Я стремился понять, почему его стихи так прекрасны. И на этом пути сделал некоторые находки, связанные с биографией Александра Сергеевича”.

Не менее интересны его статьи о Дале, Блоке, Есенине, Мандельштаме, о Высоцком. В литературном наследии Берестова есть также и мемуары о детстве, воспоминания о знаменитых современниках – Чуковском, Ахматовой, А. Толстом, Пастернаке и др. Валентин Дмитриевич занимался еще пересказами библейских преданий, переводами, и в первую очередь - переводами стихов близкого ему по духу бельгийского поэта Мориса Карема, получившего в Париже титул «Короля поэтов».

Член Союза Писателей СССР. Лауреат Государственной премии СССР (1990). Почётный гражданин Калужской области (2000). Стихи Берестова высечены на каменной книге в городе Арпино (Арпинум), родине Цицерона (Италия).

В последние годы жизни писал и выпускал детские сказки вместе со своей женой художницей и писательницей Татьяной Александровой. Составил (вместе с женой) “Избранное” по “Толковому словарю” В.И.Даля (издано в 2001 г.)

Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Берестов Валентин Дмитриевич Годы жизни: 1 апреля 1928 г. - 15 апреля 1998 г. Российский детский поэт. Валентин Берестов родился 1 апреля 1928 года в городе Мещовске, Калужской области в семье учителя. Читать будущий поэт научился в четыре года. Стихи начал п...
Приветствую постоянных и новых читателей! В статье «Шарль Перро: биография, любопытные факты, видео» — информация о жизни гениального сказочника и поэта.Вот эти сказочные бестселлеры: «Кот в сапогах», «Красная Шапочка», «Спящая красавица», «Золушка». Спустя 32...
Шарль Перро: биография писателя для взрослых и детей, занимательные истории о создании сказок Шарля Перро, аудиосказки для детей. Кто написал сказки Шарля Перро? Чем отличаются сказки Шарля Перро от известных нам детских вариантов? Как Шарль Перро стал детски...